«Страх меня заводит»

«Страх меня заводит»

— В предыдущей совместной работе — боевике «Slove. Прямо в сердце» — вы с братом играли единомышленников, а в сериале «Дело чести» пришлось оказаться по разные стороны баррикад. Причем один из братьев Назаровых «хороший», а второй — «плохой». Как роли делили?

— Решает всегда режиссер. Когда мы снимаемся вместе, нам сразу дают сценарий и говорят: «Ты читай эту роль, а ты эту». Мы же разные, это очевидно!

— И что, вас никогда не пробовали обоих, чтобы выбрать кого-то одного?


— Только один раз. В фильме «Русское» Александр Велединский пробовал сначала Лешу, а взял меня.

— А в чем вы разные помимо подхода к карьере?

— Да я как раз не сказал бы, что он у нас такой уж разный! Во всяком случае, мы оба принимаем решения, прислушиваясь к тому, что велит сердце. Нравится проект — будем сниматься, не нравится — не будем. Просто, наверное, брату нравится чаще, чем мне. (Смеется.)

— Сердце руководствуется такими понятиями, как гонорар?

— Если зацепило, мне неважно, сколько платят!

— И брату не завидуешь? Нет такого, что с удовольствием поменялся бы ролями? В том же «Деле чести», например.


— Не скрою, Леше повезло больше. Его роль лучше прописана, более конкретная, более выигрышная. А у меня драматургически очень сложный персонаж, я даже режиссеру сказал: «Он такой «сладкий», что я просто не знаю, как его играть». Умный, начитанный, до мозга костей правильный — вот я и искал, где его слабое место, в чем его грех. Надо же хоть за что-то зацепиться.

— Но ведь в твоем послужном списке сплошь положительные герои. Ты, если не ошибаюсь, отрицательных и не играл никогда. В чем же проблема?

— Один раз влез в шкуру «говнюка» — в «Костре на снегу» (мини-сериал 2012 года. — THR) — и больше не хочу. Что до «хороших», то тут все зависит от глубины образа. Неинтересно «топор» играть.

— А что не поделили Назаровы?

— Ну, «не поделили» — это немного не то слово. Вообще проект «ВайТ Медиа» основан на культовом итальянском сериале («Честь и уважение» выходил три года с 2006-го, и в нем, в частности, снялись Эрик Робертс, Пол Сорвино и Бен Газзара. — THR), в котором события разворачиваются на Сицилии в 1950-е. В нашей версии действие перенесено в современную Россию. По сюжету Александр и Иван Назаровы переезжают с родителями из провинции в Москву. Их отец гибнет от рук бизнес-конкурентов, и братья решают мстить. И хотя Александр становится юристом, а Иван — бандитом, в какой-то момент они понимают, что могут положиться только друг на друга.

— Оригинал смотрел?

— Принципиально не смотрел! Лучше даже не знать, как там все сделано и сыграно.

— Большинство российских актеров твоего уровня методично снимаются в трех, четырех, пяти проектах в год. Ты же вообще дважды пропадал с экранов на пару лет.

— Все просто. Если бы я, как многие, начинал с сериалов и потом шел по лесенке вверх, то, наверное, действовал бы так же. Но я сразу попал к Александру Велединскому, и фактически начав с «Русского» и «Живого», увидел, что такое хороший режиссер, глубокий, умный, тонкий психолог. Я узнал, как может быть, как надо. И конечно, хотел развиваться — идти вверх, а не вниз. А где у нас взять классный материал? Уж точно с подобным подходом к предлагаемым сценариям не будешь скакать с площадки на площадку.

— И что ты делаешь, пока ищешь новый проект, раз паузы бывают столь затяжными?

— Есть бизнес. Есть спорт, например, — большой теннис, плавание, бокс...

— Ты как раз только что сыграл боксера!

— Да, в сериале «Провокатор», он выйдет на телеканале «Россия» следующей осенью. Честно говоря, чуть ли не впервые по-настоящему боялся, что не справлюсь. Мне там пришлось на себя двадцать совершенно разных образов примерить — бомж, пожарный, мент, чувак с дредами, дипломат, человек из правительства, старый физик. «Облачный атлас» прямо. Дико интересно, но и дико страшно. А меня это заводит — еще больше хочется сделать.

— То есть в «Живом» сниматься не боялся, а тут?..

— Так то ж Велединский! Я за ним после «Русского» куда угодно. Да и страшно только потом — я из состояния, в которое погрузился на съемках, почти год выйти не мог. А пока снимался, проблем не было. У меня тогда в личной жизни непростая ситуация сложилась, так что я просто входил в кадр — и все. Саша понимал все и не трогал меня даже.

— А в фильм «Географ глобус пропил» Велединский тебя не звал?

— Звал еще на этапе подготовительной работы, но у меня уже был подписанный контракт... А потом переигралось все: главный герой, Служкин, стал намного старше, чем в романе, по которому и снята картина. Я, кстати, ее недавно посмотрел. Потрясающе! И могу сказать, что совершенно себя в нем не вижу. Хабенский настолько в десятку, что...

— Ну, может, в другой раз.

— Надеюсь! Саша сейчас только и говорит, что об экранизации романа Захара Прилепина «Санькя». Прилепин вообще так пишет, что читаешь, и картинка перед глазами — очень кинематографично, да и проект прямо как под меня.

Материалы по теме

  • Брюс Всемогущий: Как Брюсу Уиллису удалось стать живым воплощением крутости

    18 марта 2013 / Заира Озова

    Брюс Уиллис — синоним и живое воплощение крутости в самом сакральном, идолопоклонническом смысле. Но даже для супергероев время не стоит на месте: еще немного, и он (страшно даже представить!) шагнет в седьмой десяток. В связи с этим крутость Уиллиса все чаще ставится под сомнение. Всегда есть риск, что 58-летний мужчина, скачущий на экране по крышам и без особых усилий раскидывающий толпы неприятелей, будет выглядеть исключительно карикатурно.

    Комментировать
  • «Шерлок» посодействовал переменам в КНДР

    04 июля 2014 / Редакция THR Russia

    На Пхеньянском кинофестивале состоялся показ одного из эпизодов сериала. Цель данной инициативы — «показать жителям республики окружающий мир с других точек зрения — отличных от тех, к которым они привыкли».

    Комментировать
  • Что Fox должны сделать с «Фантастической четверкой»?

    19 августа 2015 / Редакция THR Russia

    Вот четыре предложения студии, если она планирует и дальше снимать фильмы про героев Marvel.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора