Тодд Солондз: «Киношколы могут стать чудесным опытом для одних людей и тратой времени для других»

Тодд Солондз: «Киношколы могут стать чудесным опытом для одних людей и тратой времени для других»
Кадр из фильма «Такса».

Уже больше 20 лет Тодд Солондз исследует меланхоличные жизни людей в своих фильмах. Свойственный ему черный юмор никуда не ушел: его новая драмеди «Такса» только притворяется дог-муви — режиссер рассуждает о серьезном — на этот раз о смерти. В четырех главах «Такса» рассказывает о разных героях, в чьи руки попадает не очень везучее животное: больном ребенке, главном персонаже фильмографии режиссера — выросшей девочке из «Добро пожаловать в кукольный домик», незадачливом сценаристе и пожилой женщине, жалеющей о решениях прошлого.

Соллондз поговорил с THR о выборе структуры фильма, любви к кино, подходе к кастингу и важности кинообразования.

Почему вы решили построить историю вокруг собаки в новом фильме? Ведь не только чтобы оставить связь с «Добро пожаловать в кукольный домик», где общую героиню обоих фильмов обзывали в школе Таксой?

Я всегда хотел снять фильм о собаке, однако вдохновлялся старой картиной Робера Брессона «Наудачу, Бальтазар», которая, конечно же, об осле, а не собаке, но она придала мне определенной уверенности в том, как я сам строил повествование. Такса, как и ослик, переходит от одних хозяев к другим. Идея сделать взять именно таксу пришла, когда я подумал заново ввести персонаж Дон Уинер (по англ. wiener  —  сосиска, а wiener-dog  —  такса - прим. THR), которую, правда, убил в «Перевертышах». С тех пор я искал возможность изменить ее жизненную траекторию и написать для нее более светлый и обнадеживающий вариант развития событий. Новый фильм стал отличной возможностью, и из-за нее я ввел в сюжет именно таксу. Вообще, я думаю, эпизод с Дон Уинер стал самым романтичным из тех, что я когда-либо написал. 

Кадр из фильма "Такса".

У вас всегда отличный кастинг, как вы подбираете актеров?

Думаю, у меня достаточно традиционный подход к кастингу. Кастинг-директор предлагает разные варианты, актеры проходят прослушивания, а я думаю, какие известные актеры могут подойти на некоторые роли. Грету Гервиг (в «Таксе» она играет Дон Уинер) я знал раньше, она пробовалась на роль в другом моем фильме. Она может быть по-настоящему ранимой и беззащитной, и я подумал, что Грета идеально подойдет для роли Дон. Она была первый актрисой, которой я предложил роль. Остальные партии я просто предлагал разным людям. Дэнни (ДеВито - прим. THR) согласился в течение дня.  Известным актерам нужно стараться предлагать интересные роли, которые они еще не играли, и показывать их с той стороны, с которых их еще не видели. В этом и заключается мой подход.

 

Вы исполнили главную роль в своем первом фильме «Страх, тревога и депрессия», однако больше не никогда не вставали перед камерой. Почему?

Это был очень печальный опыт. Плохо подготовленный и неудачный, как и весь фильм. У меня не было творческой свободы, и я был недостаточно зрел на тот период. Осадок остался неприятный. К тому же у меня никогда не было серьезного желания становиться актером.

 

В «Таксе» преподаватель киношколы и сценарист-неудачник в исполнении Дэнни ДеВито советует ученикам постоянно задавать себя два вопроса: «Что если…? А что потом?» Как вы сами относитесь к такому подходу?

Из моего собственного опыта со студентами могу сказать, что этот совет может помочь многим сдвинуться с места и начать развивать идею, так как написание сценария — всегда самая сложная часть процесса для студентов киношкол. Его подход разумный, хотя сам он в профессии не смог достичь успеха.

 

Мне всегда виделась некоторая связь между вашими работами и фильмами австрийского режиссера Ульриха Зайдля, а последние проекты вы даже делаете с одним оператором Эдвардом Лакманом. Многие называют вас обоих циничными и даже радикальными режиссерами, хотя это не так.

Я восхищаюсь его работами. Думаю, что первая («Рай: Любовь») и третья («Рай: Надежда») части его трилогии — это по-настоящему выдающиеся картины. Меня также очень впечатлил «Импорт-экспорт». Многим зрителям сложно его смотреть, но я всегда был открыт для его работ. Однако, я более традиционен в подходе к режиссуре. Зайдль ищет документальных героев и часто работает с непрофессиональными актерами. Я никогда не пишу роли под конкретных людей: сначала заканчиваю сценарий, и только затем прослушиваю актеров и думаю, кто подойдет на роль и будет свободен на время съемок. Только иногда я немного меняю роль в зависимости от актера. Процесс написания сценария полон поисков и открытий: можно брать черты людей, которых ты знаешь или о которых читал, можно их выдумывать. Разные комбинации приводят в итоге к сути персонажа.

Кадр из фильма "Такса".

Вы работали с такими выдающимися операторами, как Фредерик Элмс и Мариза Альберти, но «Такса» уже ваш третий фильм, снятый вместе с Эдвардом Лакманом. Как протекает ваше сотрудничество?

Мы отлично ладим и понимаем друг друга с полуслова, возможно, потому что мы оба из Нью-Джерси, и у нас похожее чувство юмора. Мы обсуждаем каждую сцену в сценарии с визуальной точки зрения, я объясняю, чего хочу добиться, а он предлагает варианты того, как это можно сделать. Мне готовим раскадровки только для сцен, сложных с технической точки зрения. Однако для нас очень важен период поиска локаций для съемки. Именно тогда сцены начинают обретать форму, фильм становится осязаемым, и мы понимаем, как он будет выглядеть. Мы смотрим работы разных фотографов и опираемся на них.

 

В начале 1990-x вы работали учителем английского для иммигрантов из России и позднее описывали этот опыт, как очень полезный.

Я был счастлив, что получил такой опыт, который позже в некотором виде использовал в сценарии «Счастья»,  однако я не пытался изобразить людей, с которыми был знаком. Все персонажи выдуманные. До этой работы я снял один неудачный фильм, и считал, что моя кинокарьера закончилась. Учительство давало чувство свободы, мои амбиции ушли, и мне просто нравилось преподавать. Мне было за тридцать, и я был очень доволен той работой. Но я боялся, что застряну и буду ей доволен слишком долго. Тогда я и решил снять «Добро пожаловать в кукольный домик». Я не хотел, чтобы мой первый фильм оставался моей единственной попыткой в кино, поэтому сделал эту картину про детей в надежде, что потом мне дадут снимать подростковые программы в Нью-Йорке. Но все сложилось не так, как я ожидал.

 

Вы в свое время бросили киношколу, но сейчас преподаете режиссерское и сценарное мастерство. Насколько кинообразование важно?

Здесь нет правил. У некоторых людей есть врожденные данные, и со временем, если ты работаешь над собой и любишь то, что делаешь, ты становишься лучше. Чтобы стать кинематографистом идти в киношколу необязательно, но это было важно в моем случае, потому что у меня не было ни опыта работы в кино, ни знакомых, у которых он бы был. Я хотел встретить других начинающих кинематографистов, а также понять, есть ли у меня на самом деле способности рассказывать сложные истории. Но после двух лет обучения я не видел смысла продолжать его до конца. Хотя учиться было весело. Киношколы могут стать чудесным опытом для одних людей и тратой времени для других. Все зависит от конкретного человека. На самом деле по-настоящему я получил кинообразование еще в колледже, где каждый день устраивали показы. Там я и загорелся кино. Я пишу с тех пор, как научился читать. В колледже я написал множество ужасных пьес, а в киношколе мои короткометражные работы приняли очень тепло. Это придало мне уверенности продолжить рассказывать истории именно кинематографическими средствами. А фильмы всегда были моей первой любовью. Делая «Таксу», я вдохновлялся картинами Жана Виго, Годара, также мне на ум часто приходили «Пять легких пьес» Боба Рейфелсона. Всегда есть фильмы, из которых ты что-то берешь, делая свой материал. Если хочешь быть писателем, то нужно много читать. Чем больше читаешь, тем больше впитываешь, и появляется больше материала для собственной работы. Тот же принцип подходит и для режиссеров. 

Фильм «Такса» выходит в прокат 22 сентября.

Материалы по теме

  • Рецензия: «Такса» Тодда Солондза

    04 октября 2016 / Инна Денисова

    Ироничная и отчаянная сатира о доброй собаке и злых людях.

    Комментировать
  • Пенелопа Крус сыграет мать трудного ребенка

    03 февраля 2017 / Редакция THR Russia

    Вместе с Эдгаром Рамиресом она сыграет в черной комедии «Дитя любви» режиссера Тодда Солондза.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Конкурс!

Письмо редактора