Торонто 2018: Роберт Паттинсон и Райан Гослинг в космосе

Торонто 2018: Роберт Паттинсон и Райан Гослинг в космосе
Кадр из фильма «Высшее общество»

На фестивале в Торонто мы посмотрели подряд две картины про космос и отцов с дочерьми. В одной из них отец теряет малышку, в другой — обретает. Что характерно, оба фильма и не про космос, и не про девочек — а о чем-то другом. Зато у Ксавье Долана в англоязычном дебюте все достаточно прямолинейно и просто.

«Человек на Луне» (First Man)

Про этот фильм много писали из Венеции (в том числе и мы), так что буду краткой. Во-первых, совершенно непонятно, что такого непатриотичного нашли ультраправые американские сенаторы: флаг на Луне показан аж дважды, что должно полностью удовлетворить чувства нации. Во-вторых, как уже и отмечалось, это фильм не столько про космическую миссию, сколько про то, как Нил Армстронг справлялся с потерей дочери. Когда малышка умерла от рака, Армстронг, всплакнув, записался на участие в «Проекте Джемини» и с головой погрузился в «Миссию: невыполнима». Весь фильм он существует как бы отстраненно ото всех, включая самых близких — и только на Луне закрывает гештальт. Этот полет стал для него своего рода терапией — ну, если верить Дэмьену Шазеллу — которую он прошел вопреки всему: народным протестам против гигантских бюджетных трат «на Луну», гибели товарищей-астронавтов и страху жены потерять его. Стоило ли оно того — неизвестно. В масштабах человечества и политики — безусловно. Но что касается маленькой жизни — в финале Армстронг и жена не могут сказать друг другу и слова.

Кадр из фильма «Человек на Луне»

Тот неловки и одновременно гордый момент, когда понимаешь, что после нашего «Салют-7» новый фильм Шазелла выглядит как-то жалко и занудно. Вот разве что ракеты устрашающе скрежещут, стучат, трещат, скрипят и стонут — так, как будто готовы развалиться прямо у тебя на глазах. Ужас и клаустрофобия, в которых космонавты совершают свои подвиги, режиссер передал на «ура». Но при этом умудрился рассказать какую-то затянутую драму человека, удочерившего Луну в своем сознании — на которой периодически хочется заснуть или выйти из зала.

Гослинг здесь по-прежнему включает «молчаливого Райана»: его Армстронг по большей части вздыхает, сжимает челюсти и молча пакует чемоданчик в последний, возможно, путь. У Клэр Фой есть всего одна мощная сцена, когда она требует у мужа включения в жизнь детей перед опасным полетом — а так это очередная жена астронавта, сыграть которую мог кто угодно: хоть Эмбер Херд, хоть Светлана Ходченкова, хоть Бенедикт Камбербатч. Самый накал эмоций и характера, пожалуй, выдает Джейсон Кларк в роли одного из участников «Проекта Джемини» — его астронавт получился суровым брутальным семьянином, готовым при этом отдать долг Родине.

«Человек на Луне» в прокате уже с 11 октября — убедитесь лично, кто прав: восторженные критики или скептики.

«Высшее общество» (High Life)

Еще один космический фильм фестиваля пришел с нежданной стороны — от 70-летней француженки Клер Дени, мастера сложного артхаусного кино. Еще в 2015 году Дени заинтриговала всех тем, что собирается снять научную фантастику с Робертом Паттинсоном в главной роли. Идею режиссер придумала вместо со своим постоянным сценаристом Жан-Полем Фаржо, а позже написала сценарий с известной британской писательницей Зэди Смит и ее супругом Ником Лэрдом.

В этом фильме тоже есть космос и мужчина с дочкой-младенцем на руках, более того — есть даже точно такой же кадр в шлеме, который используется на постере «Человека на Луне». На этом забавные параллели заканчиваются. В отличие от лобового изложения Шазелла, Дени действует, как и Тарковский с «Солярисом»: ее «Высшее общество» — научная фантастика в самую последнюю очередь. Режиссер использует жанр как размышление о человечестве и его инстинктах, а космос как метафору, черную дыру, в которую утекаем все мы. Туда, собственно, и направляется по сюжету корабль, больше смахивающий на мусорный контейнер. На корабле — группа преступников, которое правительство отправило вместо тюрьмы исследовать черную дыру. Экипажный доктор — тоже из осужденных, но у нее есть полномочия и возможности ставить над подопечными опыты, и она отрывается вовсю, проводя эксперименты по осеменению и рождаемости.

Кадр из фильма «Высшее общество»

Действие картины развивается нелинейно: первые минут двадцать мы видим, как герой Роберта Паттинсона в одиночку справляется с кораблем и маленькой девочкой — при этом выглядит куда большим отцом, чем коллега Райан Гослинг. Его роль — почти без слов: он агукает, сюсюкает, и делает это виртуозно. «Никогда не пей свою мочу, никогда не ешь свою дерьмо — даже если они переработаны», — это самое длинное наставление, которое он произнесет девочке. Позже мы будем слышать от него лишь долгое: «Мы называем это табу. Табу. Та-бууу. Та-буу». Далее мы узнаем, что же произошло на корабле — разумеется, ничего хорошего. Дени исследует, как именно происходит озверение людей — тем более, изначально не самых положительных. Исследует ту самую черную дыру, которая проявляется в каждом из нас и затягивает в себя. Иногда метафоры режиссера буквальны — кое-кто из героев в прямом смысле потеряет в этой дыре голову.

У Клер Дени в картине минимум правдоподобия и максимум условностей, поэтому на все астрофизические нюансы не обращаешь внимания с первых же кадров. Ее корабль — словно недоделанный Ноев ковчег, со своим садиком и без животных (те, как мы выясним позже, путешествуют на другом корабле). Жюльетт Бинош в роли доктора выглядит как ведьма из японских ужасов, злая королева со своими гномами-оборотнями. Она как маленькая дьяволица скачет на железном члене в специальном Fuckbox для экипажа и склоняет к сексу Паттинсона — после «Космополиса» актеры, видимо, будут вечно играть сексуальные сцены в кино. Еще из известных лиц имеются Миа Гот в роли отталкивающей бунтарки и Ларс Айдингер, печально прославившийся у нас в «Матильде».

Но, безусловно, главная партия здесь у Роберта Паттинсона, который раскачался во всех смыслах — и физически, и как драматический артист. Он играет на каком-то животном уровне и не дает спуску младенцу в кадре. Клер Дени снимает Роба так, что Эдвард Каллен умер бы от зависти: играет с его лицом светом, подчеркивает скулы и брови, делает красивым и отталкивающим одновременно. На сегодня это — лучшая работа Паттинсона в кино, и пусть мучаются диареей те, кто скажет, что он не умеет играть.

«Высшее общество» — фильм далеко не для всех. Здесь мучают животных и бьют женщин, манипулируют сознанием и нарушают пространственно-временные связи похуже, чем в «Интерстеллар». Но при всем при этом — это очень красивое и художественное кино о жизни и смерти, которое не обязательно любить, но которое сумеет тебя удивить.

В нашем прокате картина — с 7 февраля 2019 года.

Кадр из фильма «Высшее общество»

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» (The Death and Life of John F. Donovan)

Англоязычный дебют канадского гения Ксавье Долана пережил массу перипетий. Картину долго снимали, потом — долго перемонтировали. Режиссер вырезал персонажа самой Джессики Честейн и долго потом извинялся перед ней в соцсетях. Накал ожиданий был велик — и что в итоге?

Известный американский актер Джон Ф. Донован не может пережить разразившийся скандал: сначала прошли слухи, будто он гей, а позже всплыла странная история. Оказывается, уже 5 лет Джон переписывается со своим поклонником, 11-летним Рупертом Тернером. Оин раз ответил на фанатское письмо — и потом слово за слово завязалась переписка. Правда вскрылась, когда Руперт написал школьное сочинение о свое дружбе со звездой и принес несколько писем на урок, а их у него украл одноклассник. Чтобы вернуть письма, Руперт вламывается к тому в дом, его арестовывает полиция — и обо всем прознает желтая пресса. Донован публично открещивается ото всей истории, но его карьера уже полетела под откос. Для него все заканчивается передозировкой, а Руперт позже напишет книгу «Письма к молодому актеру», где расскажет о том, что действительно произошло.

Ксавье Долан разворачивает историю селебрити в сторону лицемерия общества, в котором нет возможности быть собой. Также это — исследование одиночества: как публичного человека. Так и маленького непонятного ребенка. Режиссер постоянно снимает крупные планы — глаза, губы, черты лиц — словно пытаясь затащить нас под черепушку других людей. И в глазах Донована постоянное одиночество, из-за которого он взрывается и срывается на родителях и коллегах.

Юный Джейкоб Тремблей, сыгравший Руперта, выдает здесь потрясающий актерский накал. Его несколько сцен с матерью в исполнении Натали Портман — со слезами, криками и горькой жизненной правдой — одни из лучших в фильме. Не менее прекрасна Сьюзен Сарандон в роли матери Донована: ее героиня также испытывает постоянную тоску и тревогу из-за сына. Которого то ли потеряла, то ли хочет потерять. Что касается Кита Харрингтона в роли самого Донована — он невероятно красив и трогателен. и даже умеет играть, но на этом, пожалуй, все: Джеймса Дина из него не вышло.

Равно как и у Долана не вышло какого-то откровения — как, скажем, в случае с той же «Мамочкой». «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» — очень милое, трогательное, местами пронзительное кино, но не более. Для режиссера это несколько личная история: на премьере в Торонто он зачитал письмо от себя восьмилетнего, которое написал Леонардо ДиКаприо. Опять же — трогательно, но картине постоянно не хватает какого-то штриха, точки, чтобы из милой она превратилась в мощную.

 

Материалы по теме

  • Торонто 2018: Стив Карелл против наркомании, Рассел Кроу – против геев

    09 сентября 2018 / Ольга Белик

    На фестивале в Торонто показали две биографии двух мальчиков — красивого и смелого. И еще про девочку — красивую и голосистую.

    Комментировать
  • Торонто 2018: Моника Беллуччи против человечества

    10 сентября 2018 / Ольга Белик

    Королева демонов похищает наши души через интернет, Луи Гаррель не может выбрать из двух женщин, а Майкл Шеннон и Хилари Суэнк спасают семью.

    Комментировать
  • Торонто 2018: Джона Хилл против 1990-х

    11 сентября 2018 / Ольга Белик

    Комедийный актер рассказывает о детях улиц, а Сиенна Миллер ищет пропавшую дочь.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора