Ума Турман выступила против Харви Вайнштейна и Квентина Тарантино

Ума Турман выступила против Харви Вайнштейна и Квентина Тарантино

Ума Турман нарушила молчание по поводу своего отношения к ситуации вокруг Харви Вайнштейна. Напомним, когда в октябре 2017 года вокруг продюсера только разгорелся скандал, Турман отказалась давать комментарии: актриса объяснила это тем, что когда находится в ярости, то неверно подбирает слова и потом жалеет об этом, так что она хочет подождать, пока ее гнев утихнет. Уже тогда стало понятно, что Уме есть, что сказать по поводу сотрудничества с Харви – она сыграла в нескольких его продюсерских проектах, в том числе «Криминальное чтиво» и «Убить Билла». Месяц спустя Турман опубликовала в Инстаграме поздравления с Днем Благодарения, где резко прошлась по Вайнштейну: «Всем счастливого Дня Благодарения! Кроме тебя, Харви, и твоих ужасных подельников. Рада, что все идет медленно – ты не заслуживаешь и пули».

И лишь в феврале 2018 года актриса решилась на свою историю. Журнал The New York Times опубликовал материал «Вот почему Ума Турман так зла», в которой любимица Тарантино рассказала нелицеприятные подробности не только о Вайнштейне, но и о самом Квентине.

По словам актрисы, в 16 лет, когда она только начинала актерскую карьеру, ее изнасиловал 20-летний актер. Ума тогда снимала апартаменты на Манхэттене, в один из зимних вечеров пошла в ночной клуб, там познакомилась с актером, который уговорил ее пойти к нему – где все и произошло. «Я, в конце концов, уступила. Пыталась сказать «нет», плакала, делала все возможное. Он сказал мне, что дверь заперта, но я даже не пыталась ее открыть и убежать. Помню, что когда вернулась домой, то стояла перед зеркалом, смотрела на свои руки и была в ярости, что они не в крови или синяках. Подобные вещи определяют тебя дальше, верно? Кто-то становится более покладистым или менее покладистым. Я стала менее».

С Харви Вайнштейном и его женой Евой Турман познакомилась после успеха «Криминального чтива». Актриса говорит, что хорошо знала Харви до того, как он на нее напал. «Он часами говорил со мной о фильме, хвалил мой ум и давал почувствовать себя значимой. Возможно, поэтому я и не заметила опасности. Это был мой звездный час. Я ведь никогда не была любимицей студий, а у Харви было чутье на тип режиссеров и фильмов, которые мне подходят».

Кадр из фильма «Криминальное чтиво»

Все изменилось в Париже, где Харви как раз и пригласил Уму к себе в гостиничный номер. Они спорили насчет сценария, и как раз тогда Харви вышел к актрисе из ванной комнаты в халате. «Тогда я не испугалась. Я думала, он такой суперчудак – ка если бы это был ваш придурковатый эксцентричный дядюшка». Харви позвал Уму спуститься в зал, чтобы они смогли продолжить обсуждение. Но продюсер завел ее в сауну. «Я стояла вся в черной коже – сапоги, куртка, брюки, там было ужасно жарко, я сказала: "Это глупо, что ты делаешь?" Он сконфузился, разозлился и выбежал из сауны».

Через какое-то время в номере лондонского отеля Savoy Вайнштейн впервые напал на Уму. «Это было словно обухом по голове. Он толкнул меня на кровать. Попытался на меня залезть. Попытался раздеться. Делал всякие неприятные вещи. Но физически он меня не изнасиловал. Я выбралась из-под него, словно ящерица и сделала все возможное, чтобы уйти».

Актриса убежала в свою гостиницу, а на следующий день от Вайнштейна ей прислали огромный букет желтых роз и записку, в которой продюсер похвалил ее за «отличные инстинкты». После этого ассистенты Вайнштейна стали звонить ей насчет новых проектов. Турман жила в гостинице вместе с гримером Роберта Де Ниро Илоной Херман и попросила ее пойти вместе с ней в Savoy. Ассистенты продюсера начали давить на актрису и убедили ее поговорить с Вайнштейном по телефону, который заявил, что случившееся было недоразумением, а у них так много общих проектов. В итоге Ума согласилась подняться к Вайнштейну в номер, пока Херман ждала ее у лифтов. Когда ассистент ушел, Турман заявила: «Если ты сделаешь с другими то же, что со мной, я обещаю – ты потеряешь карьеру, репутацию и семью». Ассистенты продюсера подтверждают, что актриса «вполне могла такое сказать». Илона Херман также вспоминает, что когда Ума вышла из лифта, у нее были безумные глаза и она вообще была вне себя, ее трясло. Когда Турман немного успокоилась, то рассказала, что Вайнштейн грозился уничтожить ее карьеру.

Сам продюсер через своих представителей отрицает все угрозы и говорит, что Ума – блестящая актриса, а отношения между ними были игриво-рабочие. «Мистер Вайнштейн решил действовать в Англии после того, как неверно считал сигналы от мисс Турман в Париже. Но он немедленно извинился».

После этого случая Турман решила, что может терпеть присутствие Вайнштейна на публике и что она уже вышла из возраста, который его привлекает. Однако когда она приехала на Каннский фестиваль в 2001 году, Тарантино заметил, что она избегает Вайнштейна. Партнеры как раз собирались снимать «Убить Билла», и натянутые отношения могли стать проблемой. Ума рассказала Квентину об инциденте в Savoy, но тот отмахнулся в стиле: «О, бедный Харви, пытается получить девчонок, которых не может получить». Актриса настаивала на своем рассказе, и тогда до Тарантино что-то дошло. По словам Умы, он устроил с продюсером разборки, после чего Вайнштейн подошел к ней в отеле и сказал, что был расстроен и удивлен ее обвинениям. Турман напомнила ему про Лондон, и взгляд продюсера сменился с агрессивного на пристыженный. Он рассыпался в извинениях, и Ума решила, что этого будет достаточно. Сам Вайнштейн подтверждает сейчас эти извинения.

Тем не менее, разборки с Вайнштейном осложнили отношения Турман и Тарантино. Съемки в «Убить Билла» едва не стоили ей жизни – причем по вине режиссера. В той знаменитой сцене, когда Невеста мчит на машине, чтобы убить Билла (ее Ума как раз и опубликовала в Инстаграме на День Благодарения), актриса едва не погибла.

Эта история до сих пор скрывалась студией. Оказывается, Тарантино попросил Турман самостоятельно сесть за руль. Турман была уверена, что машина не совсем в порядке: ее переделали с механики на автомат, и актриса переживала, что могут быть неполадки. Ума настаивала, что не чувствует себя уверенно для такого вождения, и просила, чтобы сцену отыграл дублер. Но продюсеры заявили, что не примут ее возражений.

«Квентин пришел ко мне в трейлер и сказал, что как любой режиссер не хочет слышать «нет». Он был в ярости, потому что я тратила его время. Но я была испугана. Он сказал: "Обещаю, с машиной все в порядке. И там прямой участок дороги"». Режиссер настоял, чтобы актриса села за руль, и дал ей инструкции: «Жми 40 миль в час (примерно 64 км/час – прим. THR), иначе твои волосы не будут развеваться правильно, и я заставлю тебя сделать это снова». Но, по словам актрисы, машина была настоящим ящиком смерти: сиденья не были достаточно привинчены, а дорога не была прямой – к тому же она была песчаной. В итоге Ума не справилась с управлением и попала в аварию. «Руль уперся мне в живот, ноги подмялись. Я почувствовала  жгучую боль и подумала, что больше не смогу ходить. Из больницы я вернулась с бандажом на шее, была ужасно расстроена и хотела осмотреть машину. Мы поссорились с Квентином, я обвинила его в том, что он хотел меня убить. Он рассердился – и я его понимаю, потому что он не считает, что хотел моей смерти».

В то время Ума Турман уже рассталась с мужем Итаном Хоуком, но, узнав об инциденте, он немедленно встал на сторону бывшей супруги и прилетел на съемки. «Я очень серьезно поговорил с Квентином и сказал ему, чтобы он оставил Уму в покое и как режиссер, и как друг, - говорит Хоук. – Я сказал ему: чувак, она отличная актриса, а не водитель-каскадер, и ты это знаешь». По словам Хоука, Тарантино был очень расстроен и просил прощения.

Через две недели после катастрофы актриса попыталась посмотреть отснятый дубль с катастрофой и получить его от студии Miramax с помощью юриста, но студия согласился показать ей дубль при условии, что актриса подпишет документ, по которому со студии снимется вся ответственность за случившееся и за дальнейшее здоровье Турман.

Из-за случившегося Турман на долгие годы поссорилась с Тарантино. Их дружба оставалась лишь на публике. «Нам приходилось продвигать фильмы. Мы ходили по тонкому льду. В 2004 году в Нью-Йорке мы страшно разругались, кричали друг на друга – он так и не дал мне посмотреть тот дубль и сказал, что они все так решили».

Злополучный дубль актрисе удалось получить спустя 15 лет – все эти годы она пыталась добиться его от студии и Тарантино, и в итоге ей пришлось прибегнуть к помощи полиции. Вот это видео (в нем нет звука).

После катастрофы у актрисы остались проблемы с шеей и коленями. Тарантино же творчески переосмыслил эпизод в фильме «Доказательство смерти» 2007 года, в котором сыграла дублер Умы Зои Белл. Фильм также продюсировал Харви Вайнштейн.

«Когда они ополчились на меня после аварии, я почувствовала себя не коллегой и актрисой, а поломанным инструментом», - вспоминает Ума. По ее словам, Тарантино продолжил ее оскорблять на съемках с помощью разных ухищрений: так, когда герой Майла Мэдсена плюет Невесте в лицо – на самом деле плевал Тарантино. Также это он душил Уму цепью в сцене, когда японская девочка Годжо пыталась убить Невесту. «Харви напал на меня, но хотя бы не пытался убить. Что меня действительно возмущает в катастрофе – это была недорогая сцена. Я прошла через все круги ада. Я всегда думала, что у нас с Квентином есть творческая связь, и в большинстве случаев все, через что он заставил меня пройти, напоминает мне рестлинг в грязи с разъяренным братом. В конце концов, я должна же что-то сказать об этом».

Актриса признается, что до катастрофы не чувствовала своего бессилия. «Мне понадобилось 47 лет, чтобы перестать называть любовью плохое обращение со мной. На это ушло так много времени потому, что нас, девочек, еще с детства убеждают, что жестокость и любовь связаны. Сейчас наступила эпоха, которую нам надо как-то перерасти».

Материалы по теме

  • ЛГБТ сообщество обсуждает постельные сцены в «Жизни Адель»

    12 ноября 2013 / Редакция THR Russia

    Лесбиянки считают, что фильме Абделлатифа Кешиша «две гетеросексуальные девушки занимаются сексом, и это сразу видно».

    Комментировать
  • Эмма Уотсон пострадала от утечки личных фотографий

    16 марта 2017 / Редакция THR Russia

    Британская актриса Эмма Уотсон решила подать иск в суд после публикации ее личных фотографий в Сети.

    Комментировать
  • Мира Сорвино надеется, что движение «Time’s Up» останется сконцентрировано на проблеме домогательств

    13 января 2018 / Редакция THR Russia

    «Нам нужно фокусироваться на проблеме домогательств вместо использования движения как предлог для глобального продвижения женщин».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора