Александр Звягинцев: «Время — суровый судья»

Александр Звягинцев: «Время — суровый судья»
Александр Звягинцев получает премию «Золотой Орел 2018»

Никто не забыт и ничто не забыто. И хорошее, и плохое. Невозможно вычеркнуть из памяти или простить самое чудовищное злодеяние в истории человечества. Готовясь к празднованию Дня Победы, THR решил поговорить с недавним лауреатом премии «Золотой орел 2018» с формулировкой «За беспристрастное изложение исторической правды языком кино» — юристом, писателем и сценаристом Александром Звягинцевым, который отдал не один десяток лет изучению материалов Нюрнбергского процесса и снял серию документальных фильмов, посвященных Суду народов.

Александр Григорьевич, откуда у вас такой фундаментальный интерес к Нюрнбергскому процессу?

Интерес у меня и личный, и сугубо профессиональный: во всем мире юристы относятся к Нюрнбергскому процессу как к абсолютной доминанте, считая его главным в истории человечества. А начиналось все очень давно… Моя мама чудом не разделила страшную судьбу своих школьных подруг-евреек, когда их гнали колонной к Бабьему Яру. Ее и моей бабушки час пробил позже, когда их — русских, украинцев, людей других национальностей — загнали в телятники и отправили в фашистское рабство в Германию, а деда-подпольщика расстреляли. Все без исключения мои родственники прошли войну, некоторые не вернулись с фронта. Я с раннего детства слушал рассказы героически сражавшегося и выжившего отца, мамы и бабушки о войне, страданиях нашего народа и суде в Нюрнберге над нацистами. Эта тема у меня «осколком памяти сидит в груди, всегда готовая задеть аорту». Ну а уже позже, после службы в армии, судьба свела меня с главным обвинителем от СССР на Нюрнбергском процессе — Романом Андреевичем Руденко, его помощниками и другими участниками Суда народов. Многие из них, включая и Руденко, передали мне свои архивы, с которыми я работаю по сей день.

Как проходила работа над вашими фильмами?

На их создание ушли десятилетия. В 2008 году на Московском международном кинофестивале был представлен мой двухсерийный фильм «Нюрнбергский набат». Работу над этой темой удалось продолжить благодаря продюсеру Марии Журомской — историку по первому образованию. Мы исколесили со съемочной группой десятки тысяч километров, побывали во многих памятных местах, нашли последних живых свидетелей тех событий, встречались с потомками участников процесса с одной и другой стороны, лидерами многих стран, генеральными секретарями ООН, Совета Европы, генеральным директором ЮНЕСКО. Общались с самыми известными в мире историками, журналистами, писателями, драматургами, сценаристами и экспертами, занимающимися историей Нюрнбергского процесса.

Где и как можно увидеть ваши ленты?

Все фильмы представлены на YouTube-канале Epic Media и собирают там большое количество просмотров. Судя по статистике онлайн-сервиса, они востребованы не только в странах СНГ, но и в Северной Америке и Европе. Причем это цифры, несопоставимые с официальной позицией руководства этих стран в отношении Второй мировой войны.

Как бы вы сформулировали главную цель своей работы?

Я делал беспристрастную историческую летопись, к которой историки, юристы, журналисты могли бы обращаться в поисках правды, а политики — в поисках предупреждения. Мы видим, как во многих странах фашизм вновь поднимает голову. К сожалению, некоторые бывшие союзники СССР сейчас поддерживают то, с чем раньше боролись. Коричневая чума не канула в Лету, как казалось некогда в эйфории Великой Победы. Нужно новое, твердое слово в борьбе со всем этим злом — подобное тому, что сказал более 70 лет назад германскому фашизму Нюрнбергский международный военный трибунал. Мне хотелось напомнить, что время — суровый судья. Оно абсолютно. Будучи не детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, будь то конкретный человек или целые народы и государства.

Вы также выступали в качестве креативного продюсера на проекте Константина Хабенского «Собибор»…

Вместе со специалистами Фонда Александра Печерского мне удалось найти уникальные материалы, касающиеся Собибора. Это позволило уточнить для съемочной группы устройство лагеря смерти и сложные аспекты взаимоотношений между прототипами героев фильма — узниками, эсэсовцами и вахманами. Креативным продюсером я стал уже в ходе работы над картиной, все больше и больше втягиваясь в эту историю. В частности, консультировался со своими коллегами из Польши, Голландии, Германии, Израиля, Италии, Франции. Особо нужно отметить представителей Австрии, уроженцы которой сыграли в судьбе Собибора двойную роль — палачей и узников. На основе чертежей участников восстания и материалов польско-израильских археологических раскопок мы построили достаточно точный макет лагеря.

Вы по образованию и основной работе юрист. При этом пишете романы, повести и пьесы. По вашим произведениям снимаются художественные фильмы. Как вам удается все это совмещать?

Помню, мама мне говорила: «Время — это красная голландская резина, которую каждый растягивает как может». Она с детства учила меня планировать каждый день. Я очень благодарен ей и Богу, который дал мне силы работать по 20 часов в сутки. Но все равно не хватает времени на многие любимые занятия. Даже на спорт. Нашел для себя отмазку: «Здоровому человеку спорт не нужен, а больному — вреден». Поэтому и на мероприятия хожу избирательно, тем более что не очень люблю публичность. Но не писать я тоже не могу. Даже тогда, когда работал в правоохранительных органах, продолжал писать рассказы, романы, сценарии, вел передачи на радио. Недавно закончил сценарий фильма, посвященного подвигу наших разведчиков в Крыму, а также успешно провел переговоры с американскими и немецкими продюсерами по поводу художественной ленты «На веки вечные». И в ее основе — также Нюрнбергский процесс.

Александр Звягинцев

Досье

Александр Звягинцев

писатель, сценарист, секретарь Союза писателей РФ, первый заместитель президента Академии российской словесности РФ, академик Академии кинематографических искусств и наук России

Избранная фильмография (сценарист):

1991 — «Клан»

2004 — «Сармат» (сериал) — «Золотой орел» в номинации «Лучший телевизионный сериал»

2010 — «Естественный отбор» (сериал)

2011 — «Контригра» (сериал)

2015 — «Память осени»

Материалы по теме

  • Дэнни Бойл: «Юэн МакГрегор для меня – как кларнет для Моцарта»

    09 февраля 2017 / Ольга Белик

    Дэнни Бойл приехал в Москву, чтобы представить свой новый фильм «Т2: Трейнспоттинг». Режиссер рассказал о своем примирении с Юэном МакГрегором, Тарковском и Байкале.

    Комментировать
  • Иван Колесников и Кирилл Зайцев рассказали о съемках в фильме «Движение вверх»

    27 декабря 2017 / Михаил Рузманов

    THR узнал у артистов, как они готовились к перевоплощению в легенд советского спорта, и в чем основная идея интригующей драмы от «Студии ТРИТЭ Никиты Михалкова».

    Комментировать
  • Катрина Балф и Сэм Хьюэн о финале 3 сезона «Чужестранки»

    13 декабря 2017 / Сидни Баксбаум

    THR поговорил с Катриной и Сэмом о большом перезапуске в четвертом сезоне и о том, чего нам вообще от него ждать.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора