Чарльз Ривкин: агент влияния

Чарльз Ривкин: агент влияния
Чарльз Ривкин

Кто самый главный в американской киноиндустрии? Зрители знают актеров и режиссеров, бизнес-аналитики следят за каждым шагом инвесторов и директоров медиакорпораций… Но есть, на первый взгляд, незаметный топ-менеджер, который представляет голливудские интересы в Вашингтоне и на международном уровне — президент Американской ассоциации кинокомпаний MPAA — своего рода министр кино США. THR удалось поговорить с недавно занявшим эту должность Чарльзом Ривкином во время одного из его визитов в Лос-Анджелес и расспросить, как он собирается налаживать контакты между голливудскими либералами и администрацией Дональда Трампа, а также о системе рейтингов и продвижении американского кино за рубежом.


Американская ассоциация кинокомпаний MPAA (Motion Picture Association of America) была создана в 1922 году, чтобы представлять бизнес-интересы шести студий-мейджоров на национальном и международном уровне. Первым президентом ассоциации стал Уильям Хейс. Позже он, чтобы уберечь Голливуд от государственной цензуры, учредил пуританский кодекс Хейса, согласно правилам которого снимали фильмы вплоть до конца 60-х. Другой знаменитый директор ассоциации — Джек Валенти, бывший советник президента США Линдона Джонсона, правил организацией с 1966 по 2004 год. Он заменил кодекс на систему рейтингов и, пользуясь влиянием в Вашингтоне, успешно боролся с квотами на импорт голливудского кино и способствовал принятию в своей стране антипиратских законов. После Валенти возглавляли Дэн Гликман (2004–2011), Крис Додд (2011–2017) и, наконец, нынешний президент MPAA Чарльз Ривкин.


С тех пор как Джек Валенти оставил свой пост в MPAA, который он занимал без малого 40 лет, никто так толком и не смог заменить его во главе организации. Чарльз Ривкин, следующий претендент на наследие легендарного голливудского лоббиста, выгодно отличается от двух своих предшественников — экс-сенатора Кристофера Додда и бывшего министра сельского хозяйства Дэна Гликмана.

Ривкин знаком не только с миром политики, но и с шоу-бизнесом: до того как поработать в администрации Обамы и в 2009 году стать послом США во Франции, он 15 лет трудился в The Jim Henson Co — знаменитой студии кукольника Джима Хенсона — и даже в 2000-м возглавил ее. Позже он, до своего парижского назначения, успел стать генеральным директором другой анимационной студии — Wild Brain, где запустил в производство детское телешоу «Йоу Габба Габба!».

Чарльз Ривкин

Что бы вы назвали сейчас самым важным для MPAA?

У нас в приоритете защита авторских прав студий и американских торговых марок по всему миру. Также важно расширить зарубежные рынки для нашего кино- и телепродукта, особенно это актуально для Китая (КНР квотирует импорт фильмов и телешоу. MPAA много лет борется с этим. — THR). В США мы продвигаем налоговую реформу, чтобы повысить доходы в индустрии, а в Европе сражаемся против объединения рынка цифрового контента (сейчас он разделен на территории, и права на фильм покупаются на конкретный регион. — THR). И еще думаю, MPAA может служить прекрасным мостом между Голливудом и Вашингтоном. Я сам хочу донести до Белого дома пожелания и взгляды, царящие в нашей отрасли.

А с президентом Трампом уже встречались?

Пока нет. Но надеюсь, что удастся. Он 14 лет отработал на телевидении и знает наше дело лучше, чем какой-либо другой президент, даже Рональд Рейган (40-й президент США до политической карьеры был актером, а глава США вел реалити-шоу «Кандидат». — THR) понимал, как работает экономика индустрии развлечений. И Трамп — за создание рабочих мест внутри страны, а у нас их уже появилась масса. Так что я уверен, президент нас поддержит.

А новые инициативы администрации Трампа не повредили пока вашим подопечным?

Наоборот, мы были первыми, кто поддержал новую налоговую реформу, потому что Голливуд платит по $20 млрд отчислений в год, и снижение корпоративных налогов пошло нам на пользу. Президент также выступает за защиту авторских прав, как и мы. Вообще, у нас с администрацией очень близкий контакт. Но я не могу поддерживать только одну сторону — надо искать общий язык между политиками и бизнесом.

Когда глава корпорации Disney Боб Айгер выступает с критикой президента, это не мешает вашей работе?

Ну я пока на этом посту несколько месяцев, и в Вашингтоне для меня нет закрытых дверей.

А что MPAA собирается делать в связи с неутихающим скандалом о сексуальных домогательствах в Голливуде?

Я как раз был во Франции, когда появились первые обвинения в адрес Харви Вайнштейна. Тут же дал комментарий газете Le Monde о том, что думаю обо всем этом — такие злоупотребления властью недопустимы, их надо искоренять, и точка. Это отвратительно. В индустрии развлечений подобному не должно быть места, да и в любом бизнесе тоже. Мы, MPAA, можем больше говорить о подобных проблемах или поддерживать организации, которые защищают женщин на рабочих местах. Но, к сожалению, у нас нет полномочий управлять студиями напрямую, так что остается только продвигать идеи о том, как правильно себя вести и что еще нужно сделать, чтобы все наконец изменилось.

Джек Валенти устраивал знаменитые банкеты, на которых знакомил сенаторов с деятелями шоу-бизнеса. Не хотите возродить традицию?

Скорее хотелось бы устраивать больше кинопоказов для политиков. Во времена, когда Джек руководил MPAA, не было таких антилоббистских законов. У меня, например, нет права пригласить членов конгресса на ужин после сеанса. Но сам фильм показать могу, добавив к нему небольшие закуски, потому что полноразмерный хот-дог уже запрещен.

А что делать с возрастными рейтингами?

Этой системе, которую построил Джек Валенти, скоро стукнет 50 лет. Секрет ее эффективности и жизнеспособности в том, что она постоянно дорабатывается. Семьи, когда идут в кино, точно знают, чего ожидать, и все — благодаря рейтингам.

Как думаете, Китай пустит в свои кинотеатры больше голливудских фильмов?

У меня есть целый список людей в Китае, с которыми я собираюсь лично встретиться, чтобы попытаться расширить квоты. Аналитики считают, что к 2020 году КНР станет самым большим кинорынком в мире, и мы, конечно, не можем не принимать во внимание такие вещи. Наши партнеры там знают, что это индустрия, которая создает рабочие места, мы понимаем друг друга.

Какой у вас любимый фильм?

Меня тут спросили, постеры каких лент мне хотелось бы повесить в коридоре своего офиса в MPAA. И самым первым я попросил плакат «Фильма Маппетов». Дело в том, что Джим Хенсон был моим учителем. Но, наверное, стоило заказать «Рождественскую сказку Маппетов», над которой мы работали с его сыном Брайаном Хенсоном. Это первый фильм, сделанный нами после смерти Джима, и успех ленты стал залогом благополучия студии. В итоге нам удалось продать ее за $1 млрд.

Материалы по теме

  • Дмитрий Нагиев: «Без самоиронии никуда»

    06 февраля 2017 / Лиза Меламед

    Одна из ведущих телезвезд страны рассказал THR о смене амплуа, источниках вдохновения и проблемах со стилем.

    Комментировать
  • Пять историй от создателей пятых «Пиратов Карибского моря»

    27 мая 2017 / Уилл Кинг

    Обезьянки, свита Джонни Деппа, корсеты и спецэффекты - создатели пятой части «Пиратов Карибского моря» рассказывают THR всё, и не только сказки.

    Комментировать
  • Как решать проблемы в Голливуде: детектив Энтони Пелликано раскрыл секреты свой работы

    09 апреля 2018 / James Andrew Miller

    Частный детектив Энтони Пелликано заработал репутацию одного из самых жестких «решателей» проблем в Голливуде. Его всегда воспринимали как человека, который позаботится о грязных или неприятных делах своих клиентов — актеров, режиссеров, бизнесменов или политиков.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора