Джоан Риверс: «Я всегда считала, что умереть на сцене или посреди эфира, — это круто»

Джоан Риверс: «Я всегда считала, что умереть на сцене или посреди эфира, — это круто»

Этот материал был опубликован в августовском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

Бывают ли у вас неловкие ситуации, когда на вечеринках или церемониях награждения к вам подходят звезды и говорят, что им категорически не понравилось то, что вы, такие-разэтакие, сказали об их платье в прошлом году?

КЕЛЛИ ОСБОРН: Со мной такое было однажды. Сначала мне показалось, что ее это позабавило. А потом я поняла, что это могло ее обидеть, но, к счастью, не обидело. Это было на съемках спецвыпуска об MTV.

ДЖОАН РИВЕРС: Кто это был?

КЕЛЛИ: Модель Эрин Остин. Я сказала, что в своем платье она выглядела как трансвестит, который не спрятал как следует свой член.

ДЖОАН: И нам пришлось объяснять ей, что значит «трансвестит» и что в этом слове три слога. (Смех.)

КЕЛЛИ: А ей это показалось уморительным. Надо сказать, что обычно люди подходят и говорят, что им нравится то, что говорит Джоан.

ДЖУЛИАНА РЭНСИК: Большинству людей нравится то, что мы делаем. Тина Фей отличилась пару лет назад. Это была прямая трансляция, и я сказала: «А теперь к нам на церемонии вручения премии Гильдии киноактеров присоединяется Тина Фей». Она посмотрела на меня и спросила, не мы ли так хаяли ее платье. Я говорю: «Вы выглядите чудесно. В платье какого дизайнера вы сегодня?» А она потребовала для начала оценить его, и мне нужно было что-то ответить. Я была застигнута врасплох и сказала: «Тина, я буду совершенно откровенна с вами. Оно не было среди наших фаворитов». Я была честна. Это было платье от Зака Позена, и она выглядела как Малышка Мэри с овечкой. Помните его? С широкой юбкой. Жуть!

КЕЛЛИ: Что бы она ни говорила, почему-то все сваливают на меня! Как в тот раз, когда она сказала, что Кортни Лав тупица, и та обратилась ко мне в Интернете с этим своим безумным видеопосланием.

ДЖОАН: Она действительно тупица. И, кстати, замечу, что все, о ком мы говорим, получают по 20 млн долларов за фильм! Мы не нападаем на какого-нибудь бедного, беспомощного человека, который отправится домой и расплачется.

ДЖОРДЖ КОЦИОПУЛОС: Знаете, есть и классные знаменитости! Такие, как поклонница нашей программы Джессика Честейн, которая как-то сказала, что ей льстит, когда Джоан комментирует ее наряды. Или, например, Кэмерон Диаз. Я встретил ее где-то и был шокирован тем, что она узнала меня. А я только что критиковал ее руки, так что ситуация была очень неловкой… Но забавной.

КЕЛЛИ: Мы знаем тех, кто на самом деле может сказать: «Нам нравится ваше шоу». Среди «наших» еще Дрю Бэрримор, Кейт Бекинсейл, Керри Вашингтон, Зои Салдана

ДЖОРДЖ: Да-да! Я недавно видел Дрю Бэрримор на одном гала-вечере, и она подошла ко мне. Я был в ужасе, потому что мы только что раскритиковали ее платье для беременных, а она говорит: «Ребята, вы были правы, оно действительно плохо на мне смотрелось. Я это видела! Вы были совершенно правы!»

Но ведь многие вас ненавидят!

ДЖОАН: Знаете, я хочу сказать одно. Мы здесь не для того, чтобы подружиться со звездами. Мы делаем шоу и развлекаем зрителей. И я всегда напоминаю себе об этом. Я говорю правду людям, которые смотрят нас, и именно поэтому мы так популярны. И если им это не нравится, прошу прощения. Моя работа как раз в том и заключается, чтобы говорить то, что я думаю. Мы ни к кому не подлизываемся. Нужно говорить правду, вот почему я продержалась сорок с лишним лет. Вы наживаете себе врагов, но они тем не менее будут вас смотреть.

КЕЛЛИ: Если они не воспринимают шутки o себе, они работают не в той отрасли. Это Голливуд!

ДЖОАН: Вот именно! И еще… Мы видим эти платья на подиуме, и они выглядят потрясающе, но их демонстрируют худющие модели ростом под три метра, которые прекрасно знают, как надо пройти, чтобы показать все наилучшим образом. А когда реальная женщина надевает это платье, то выглядит как полнейшая дура. Вспомните, скажем, красотку Полу Пэттон на «Золотом глобусе». Это выглядело так, будто на нее нагадила большая белая птица… Худшее платье. Ужасно! (Смех.) А раз так, мы все в одной лодке.

Как вы сами готовитесь к выходу в свет?

КЕЛЛИ: Джулиана научила меня новому фокусу при подготовке к красной ковровой дорожке.

ДЖУЛИАНА: Ты о чем?

КЕЛЛИ: Фокус в том, чтобы проводить примерку здесь — на телеканале E! Потому что здесь есть пресс-волл, и выглядит так, будто стоишь на красной ковровой дорожке: можно сразу понять, хорошо ли платье смотрится. Джулиана показала мне, и я подумала: «О, это отличная идея!»

Вы волнуетесь по поводу своих нарядов? Думаете ли вы о них все время?

КЕЛЛИ: Да. (Смех.) Если мы обсуждаем их, мы должны думать о них постоянно. Такова жизнь.

ДЖОАН: Я наряжаюсь и делаю прическу и макияж всегда. Потому что, если я выгляжу ужасно, кто я такая, чтобы кого-то критиковать за его внешний вид? Даже когда выгуливаю своих собак в Нью-Йорке, стараюсь выглядеть хорошо. Это не так уж и сложно. Тем более что я всегда ношу черное.

ДЖУЛИАНА: Мне кажется, участие в программе «Модный контроль» придает уверенности в себе, ведь мы понимаем, что на этой неделе кто-то выглядит просто ужасно, а на следующей неделе тот же человек может выглядеть лучше всех. Мы гораздо чаще идем на риск, выбирая наш повседневный гардероб, потому что знаем, что это нормально. Если вы промахнулись сегодня, завтра все будет отлично. Гораздо проще, когда ты это осознаешь.

ДЖОАН: И еще у нас есть одна уловка… Каждый раз, когда мы видим что-то старое, можно просто сказать «винтаж». (Смех.) Джордж: Мода — это веселье.

КЕЛЛИ: А сейчас я скажу то, что вам не понравится… Внимание! Я сегодня просто надела то, что было чистым.

ДЖУЛИАНА: Что ты надела?

КЕЛЛИ: То, что было чистым.

ДЖОРДЖ: Вот мы и докатились!.. (Смех.)

КЕЛЛИ: Если серьезно, однажды благодаря этой потрясающей женщине, сидящей здесь с нами, я получила работу в шоу «Модный контроль» и имею возможность постоянно находиться рядом с культовой фигурой для всех женщин и величайшим комиком. Я так много нового узнаю каждую неделю! Мелисса (Мелисса Риверс — дочь Джоан, один из продюсеров программы. — THR) знает, что это такое — иметь безумную мамочку, так что с ней я могу поговорить обо всем, о чем не могу поговорить с моей мамой, мы здесь как семья. И если уж говорить о моем стиле, я совершаю много ошибок — я знаю это, но мне нравится играть с модой. Если вы это любите — хорошо, нет — значит, нет. В большинстве случаев меня называют идиоткой с лиловыми волосами, но мне все равно, мне это в кайф. Я принимаю себя такой.

ДЖОАН: Келли выросла на съемках этой программы, и это чудесно. Она пришла совсем юной — Келли до сих пор юна, — но приятно видеть, как она изменилась.

Вы критикуете наряды друг друга?

ДЖУЛИАНА: Постоянно! Я прихожу на площадку, а Джоан говорит: «О, это твое платье?» Я говорю, что нет, его подобрали стилисты, а она мне: «Неси его обратно». Но если оно ей нравится, она может ляпнуть что-нибудь типа «укради его».

У вас есть враги среди знаменитостей?

ДЖОАН: У меня нет врагов, одни друзья. (Смех.) Все понимают, что это моя работа. Это как быть критиком. Я, кстати, еще делаю обзоры бродвейских постановок и иногда пишу рецензии на книги. Так что я не могу лгать. И пусть говорят, что многие люди не захотят даже говорить со мной.

ДЖОРДЖ: Джоан — комик. Великолепный комик. Джоан, ты великолепна!

Люди просят у вас совета по поводу одежды?

КЕЛЛИ: Да, это случается довольно часто. Люди присылают мне текстовые сообщения: «Как ты думаешь, мне надеть это или это?»

ДЖОАН: Обычные люди спрашивают меня на улице: «Привет, Джоан! Что ты думаешь насчет этого?» И я всегда отвечаю: «Отлично подходит для того, чем вы занимаетесь!» А на них надета каска… Конечно, я не скажу кому-то, кто действительно выглядит ужасно: «Ты выглядишь по-идиотски», я скажу: «О, ты выглядишь потрясающе! Ты выглядишь отлично!.. Только убери пистолет».

Вопрос Джоан. Вы очень уверены в себе и свободно ведете себя на публике. Вас что-нибудь пугает?

ДЖОАН: Вы что, с ума сошли? Меня все пугает! Я боюсь, что программу закроют. Что один из нас заболеет и это изменит атмосферу программы. Я боюсь… всего! Когда выхожу на сцену… я вообще в ужасе. Я беспокоюсь по поводу каждой шутки. У меня есть чудесный главный сценарист по имени Тони, и я вечно его спрашиваю, когда ухожу со сцены: «Это было нормально? Мне кажется, они сегодня не смеялись».

КЕЛЛИ: Люди не понимают, насколько Джоан профессиональна и мила по отношению ко всем. Иногда, когда мы снимаем программу, она говорит: «Давайте не будем использовать эту шутку, она слишком злая», а ведь люди не знают Джоан с этой стороны… Не знают, как нам с ней повезло…

ДЖОАН: Это мне повезло! Повезло, что в таком возрасте я могу всем этим заниматься… Так и вижу, как однажды вы напишете: «Мы разговаривали, и вдруг она упала. Ее лицо не двигалось, и мы сначала думали, что это ботокс. Но потом поняли, что у нас проблемы»… Кстати, я всегда считала, что умереть на сцене или посреди эфира, — это круто.

Материалы по теме

  • Брэтт Рэтнер поработает над картиной о ранних днях канала MTV

    16 марта 2012 / Илья Кувшинов

    Проект экранизации популярной книги «Хочу свое MTV: История музыкальной видеореволюции без цензуры» разрабатывается при участии студии Sony Pictures.

    Комментировать
  • Сара Мишель Геллар рассматривает возвращение на телевидение в комедийном сериале

    05 января 2013 / Денис Данилов

    Звезда «Баффи, истребительницы вампиров» и «Двойника» может принять участие в семейном ситкоме, разрабатывающемся на 20th Century Fox TV.

    Комментировать
  • «Мажоры» на «Обратной стороне луны»

    16 марта 2014 / Ярослав Забалуев

    Компания «Среда» представила второй сезон «Обратной стороны луны», новый сериал про то, как милиция сделала из Павла Прилучного человека и еще несколько проектов.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора