Stand Up! Руслан Белый и Юлия Ахмедова

Stand Up! Руслан Белый и Юлия Ахмедова
Руслан Белый и Юлия Ахмедова

Звезды популярнейшего шоу Stand Up, а теперь еще и наставники конкурсантов нового проекта ТНТ «Открытый микрофон» — Руслан Белый и Юлия Ахмедова дружат и работают вместе много лет. Именно поэтому команда THR предложила артистам не разлучаться и во время интервью. Результат превзошел все ожидания. Вдоволь повеселившись в студии, Руслан и Юля серьезно обсудили с нами, как благополучие влияет на чувство юмора, а также перспективы стендапа в России.

Вы оба из Воронежа, немало и других ваших земляков, демонстрирующих прекрасное чувство юмора в разных комедийных проектах. Город такой?

Юлия Ахмедова: В Воронеже очень сильная школа КВН. Достаточно сказать, что прямо сейчас две воронежские команды играют в Премьер-лиге и одна в Высшей. Для одного города — это много!

Руслан Белый: Там богатые КВН-овские традиции, за что вечное спасибо Нине Степановне Петросянц…

Ю.А.: Маме воронежского КВН.

Р.Б.: В какой-то момент она была фактически вторым человеком в Клубе после Александра Васильевича Маслякова.

Ю.А.: Мало, кто помнит, но 1-й фестиваль КВН был проведен силами Нины Степановны и именно в Воронеже. У нас же появилась и первая нетелевизионная лига. В ней когда-то играли, например, «Утомленные солнцем» и «Уездный город» — до того, как стали звездами…

Фото: Вениамин Фридгельм и Олег Бурнаев

Вы ощущаете, что с той же стремительностью, что и технологии, меняется и юмор?

Р.Б.: Все стало быстрее. Кругом сплошной «инстаграм» со своими героями…

Ю.А.: …Благодаря Интернету сильно сократилась дистанция между комиком и зрителем: достаточно просто снять свое выступление и выложить его в Сеть. Когда-то именно так поступил Стас Старовойтов. Мы с Русланом посмотрели это видео и предложили ему приехать в Москву. Так Стас стал участником Stand Up.

 

Основная аудитория канала довольно юна. Вас не пугает, что однажды можете не найти с ними общий язык?

Ю.А.: Да, мы с Русланом взрослеем, начинаем шутить на все более серьезные темы, которые, возможно, не так интересны самой юной части нашей аудитории. Но это не беда: в шоу есть ребята помоложе.

Р.Б.: Мы не идем на поводу у зрителя. У нас простая задача: главное, чтобы было смешно.

Ю.А.: Мы разработали уникальную систему подготовки шоу. Снимаем пулами раз в полгода. До этого даем концерты раз в месяц. А до этих концертов два раза в неделю проводим клубные вечера, на которых обкатываем материал. В итоге, к съемкам приходим с программой, которая не раз проверена на самой разной публике.

Фото: Вениамин Фридгельм и Олег Бурнаев

Резидентов Stand Up гораздо больше, чем вмещает в себя отдельно взятый выпуск программы. Много ли из того, что вы показываете и снимаете, остается вне эфира?

Ю.А.: Ничего не остается! Мы можем подрезать какую-то неудачную шутку, но все выступления попадают в эфир. В сезон снимается десять программ, и у каждого комика стоит задача сделать четыре монолога. Если у кого-то озарение, и он сделал больше — ради бога, если какой-то кризис, и получилось меньше — ну, ничего!

Р.Б.: Такого, что у кого-то семь показов, а у кого-то два, — нет.

 

Сколько вас в том человеке, от лица которого вы читаете свои монологи?

Р.Б.: Это всегда я и реальные истории, случившиеся со мной. Другое дело, что отдельные обстоятельства могут быть несколько гиперболизированы для большего комического эффекта.

Ю.А.: Конечно, нельзя сказать, что все сказанное со сцены на сто процентов правда, но могу точно сказать, что человек на сцене абсолютно реален — это не образ, не роль и не какой-то специально придуманный персонаж.

Р.Б.: Стендап — это всегда трагедия.

Фото: Вениамин Фридгельм и Олег Бурнаев

Я придумал для себя чуть менее экспрессивное определение: стендап — это вербальный блюз. Говорят же, что блюз — это когда хорошему человеку плохо. Вот и здесь все строится на том, что беспокоит, раздражает… И выходит, что, если вы успешны, это плохо для творчества.

Р.Б.: Все верно! Счастливый человек никогда не будет смешным.

Ю.А.: Художник должен быть голодным.

Р.Б.: Условно говоря, легко придумать классную шутку, когда ты ездишь на метро, а попробуй сочинить ее, сидя в BMW!

Ю.А.: Мы, конечно, на сцене все немного меланхолики. Хичкок сказал, что кино — это жизнь, из которой вырезаны скучные куски. Так вот в стендапе они просто «усмешнены».

Р.Б.: Если посмотреть все выпуски Stand Up от начала до конца, то можно заметить, как меняется вектор нашего юмора. Мы начинали с шутками на бытовые темы, смаковали свою неустроенность, мелкие неурядицы. Сейчас, когда все обзавелись семьями, квартирами, машинами, стараемся заглядывать внутрь себя.

 

Где и как вы обычно работаете над своими программами?

Ю.А.: У нас есть офис, в котором мы проводим время с 12 дня до 9 часов вечера.

 

То есть дома исключительно отдыхаете?

Р.Б.: В свое время мы дома просто не бывали! Приезжали к 9 утра, а перед съемками еще и засиживались до 3 часов ночи. В стране праздник, а у нас работа… Сейчас подотпустили вожжи, потому что у людей началась уже трясучка какая-то. Казалось, вот-вот раздастся выстрел где-нибудь в офисе.

Ю.А.: У нас такой жанр, что мы рассказываем о жизни. И если все время работать, то просто не о чем будет говорить. Да и кто из ваших близких станет мириться с тем, что ты с головой в своих бумажках по 24 часа в сутки, семь дней в неделю?

Р.Б.: При этом мы все заложники нашей российской аудитории, которая никогда не позволит взять творческий отпуск. Никто из нас не может сказать: «Ребята, я так устал! Сейчас возьму свои денежки и уеду на год в Индию, попутешествую…» Тебя за год просто забудут! Вернуться, конечно, реально, но очень тяжело. Мечтаем о стандартном на Западе формате, когда известный стендапер раз в 2–3 года выпускает концерт, который ждут и с которым можно ездить по гастролям… Ты спокойно пишешь программу часа на полтора, обкатываешь ее в клубах и распоряжаешься своим временем, как хочешь. Это прекрасный вариант! Но в России так нельзя. Если тебя год–полтора не показывают по телеку то, когда наконец разродишься: «Эй, я написал такой смешной концерт!», в ответ услышишь: «А ты кто?»

Фото: Вениамин Фридгельм и Олег Бурнаев

На собеседованиях часто спрашивают: «Кем вы видите себя через пять лет?» У вас есть такие планы?

Ю.А.: У меня в жизни как-то так складывается, что все, что со мной случается, я не планировала…

Р.Б.: Мне кажется, это лучше всего!

Ю.А.: …Я фаталист. Верю в счастливые встречи. В разное время рядом всегда оказывались правильные люди, которые все за меня решали.

Р.Б.: В рамках проекта планы были, и они реализовываются. На старте мы задумывали, что комики будут снимать свои сольные концерты, по сути, сейчас так и происходит…

Ю.А.: У меня есть мечта — получить «Эмми» (главная американская телевизионная премия. — THR).

Р.Б.: У меня тоже! Но я хочу, чтобы мне ее за Stand Up вручили! Вообще, уверен, что у стендапа в России огромное будущее, но крутыми в нем будем уже не мы, а второе-третье поколение комиков.

 

Вы уже круты: в «Открытом микрофоне», где главный приз — место резидента в Stand Up, участвуете уже как приглашенные звезды.

Р.Б.: Признаюсь честно: изначально относился к этому проекту очень скептически. Мне казалось, что, если не всех, то большинство из потенциальных участников я видел, и общий уровень прекрасно себе представляю. И вот на сцену один за другим выходят молодые ребята, и чуть ли не у каждого есть как минимум 5 минут крепкого материала.

Ю.А.: И это как раз лучше всего демонстрирует бурное развитие и перспективы жанра! Так что мы полны оптимизма.

Материалы по теме

  • Роберт Де Ниро сыграет стендап-комика в драме Майка Ньюэлла

    21 мая 2015 / Редакция THR Russia

    Прообразом главного героя станет сатирик Дон Риклс, вместе с которым актер встречался на съемочной площадке драмы «Казино».

    Комментировать
  • «Человек-паук» пополнился стендап-комиком

    21 июня 2016 / Редакция THR Russia

    На участие в фильме также подписались три юных актера.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Реклама

Письмо редактора