Эрик Бана: «Я заядлый гонщик»

Эрик Бана: «Я заядлый гонщик»
Кадр из фильма «Черный дрозд»

Этот материал был опубликован в августовском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

— Эрик, в фильме ужасов вы до сих пор замечены не были. Как это вас угораздило?

— Я и сам сначала был настроен довольно скептически, но любопытство взяло верх. Это во-первых. Во-вторых, актер должен быть открыт к любой работе, если там есть что играть. А в «Избави нас от лукавого» такого предостаточно, поэтому в конце концов я согласился. И в результате дописал в свое резюме еще одну строчку: «Охотно играю в фильмах ужасов». (Смеется.)

— Прототип вашего героя, детектив Ральф Сарчи, бросил работу в полиции, стал известным демонологом, специалистом в потусторонних явлениях, и даже организовал нью-йоркское отделение английского «Общества паранормальных исследований». А вы-то сами не прониклись этой темой?

— Честно говоря, не очень. Мы, австралийцы, люди земные. Нашим недавним предкам пришлось потрудиться, чтобы превратить задворки земного шара в цветущую страну. Так что они просто отмахивались от всяких чертей, когда те к ним лезли. (Улыбается.) Я, к счастью, умею концентрироваться на работе, поэтому, когда прочел сценарий, стал задумываться не о том, встречал ли я демонов, а как лучше сыграть ту или иную сцену, как объемнее преподнести характер, как перебросить психологический мостик к партнеру. А потусторонние силы… пусть этим кто-то другой увлекается, с романтической душой. Я даже книгу Сарчи бросил читать после второй главы, чтобы не вовлекаться во все эти паранормальности, а спокойно делать свою работу. У нас там есть — одна из главных — сцена экзорцизма, которая переплетается с перестрелкой. Довольно кровавый такой эпизод, жутковатый. И если начинать думать о том, правильно ли смешивать пули с молитвами, а кровь с крестом, повествование попросту развалится.

— Вы начинали в стендапе и только потом пришли в кино. Уже можно сделать вывод: что вам ближе — комедия или драма?

— Абсолютно точно драма. Я и в комедии чувствовал себя не клоуном, а актером. Мне интересны не события, а характеры. Отсюда и предпочтения. Образ Ральфа в «Лукавом» как раз привлек меня тем, что многие зрители могут идентифицировать себя с ним. Он не супергерой, но он — герой. Вырос в бандитском районе, в Бронксе, где нет серых оттенков, только белый и черный. И он, сталкиваясь с непонятным и жутким, реагирует как нормальный сильный человек.

— Вы же выросли в Австралии, но по происхождению хорват, славянин.

— Да, мы — Банадиновичи и бережно храним память о наших корнях. Но родился я на Зеленом континенте, следовательно, австралиец. Хотя уже много лет делю время между домом и США, так что еще немножко — и стану американцем.

— В кино вам частенько достаются роли детей разных народов: еврея в «Мюнхене», румына в «Забытых желаниях», древнего грека в «Трое», ромуланца в «Звездном пути»

— Я могу продолжить за вами: в последнем своем австралийском фильме я сыграл венгра, а в первом американском — австралийца. В общем, полный компот. (Улыбается.) И это замечательно. Я люблю копаться в характерах и этнических особенностях героев. Поэтому даже жадничаю, когда появляется еще не сыгранный тип, — очень хочется попробовать.

— И какие черты в героях вас привлекают?

— Негромкая, неподчеркнутая цельность. Нравится играть людей, которые делают трудную работу, не строя из себя суперменов, не бренча орденами и не выпячивая себя. И мне очень повезло, что большинство наиболее привлекательных героев я сыграл у замечательных режиссеров. Норма Хута в «Черном ястребе» — у Ридли Скотта, Брюса Бэннера в «Халке» — у Энга Ли, Авнера Кауфмана в «Мюнхене» — у Стивена Спилберга, подполковника Эрика Кристенсена в «Уцелевшем» — у Питера Берга.

— У вас никогда не возникало чувство, что во время работы над характером героя приходится идти на компромиссы, играть не то, что хочется, и не так, как видится?

— Нет, в этом смысле я очень удобен для режиссеров. Многие мои замечательные коллеги пытаются настоять на своем видении роли, я же считаю себя только исполнителем в оркестре. Это режиссер должен думать о том, как все вместе будет звучать, на какие компромиссы идти, чью роль усилить. Мое же дело — подчиниться и сделать все возможное, чтобы реализовать его план.

— Многие из ваших коллег соединяют работу в кино с театром. Знаменитые актеры делают это даже с вызовом: мол, мы не только можем перед объективом стоять, но и на сцене не последние.

— Это не для меня. Категорически. Очень давно уже я решил для себя, что должен сконцентрироваться на кино и не отвлекаться. Поэтому мы с Бродвеем идем параллельными курсами, не пересекаясь. Когда я не снимаюсь, меня захватывают другие дела.

— Автогонки, например?

— Вы и это знаете? Да что тут скрывать, я заядлый гонщик, очень люблю это дело. И у гонщиков, по-моему, как раз такие характеры, которые я предпочитаю играть. Они сконцентрированные, внимательные, получающие истинное удовольствие от выброса адреналина в кровь на бешеной скорости. Гонки со мной всю жизнь. Сначала велосипедные, затем мотоциклетные, теперь автомобильные. Мой друг, известный гонщик Марк Уэббер, только что закончил карьеру в «Формуле-1» и перешел в заводскую команду Porsche. Мы договорились с ним сформировать пару в 12-часовых гонках в Батерсте, на знаменитой австралийской трассе «Панорама». Поэтому сейчас я немножко отойду от кино и займусь тренировками.

«Избави нас от лукавого» (Deliver Us From Evil). США, 2014, 118 мин. Реж. Скотт Дерриксон. В ролях: Эрик Бана, Эдгар Рамирес, Оливия Манн, Шон Харрис, Джоэл МакХэйл, Крис Кой. В прокате с 28 августа (WDSSPR)

Материалы по теме

  • Автор «Линкольна, охотника на вампиров» пришел в «Фантастическую четверку»

    26 февраля 2013 / Денис Данилов

    Сет Грэм-Смит работает со сценарием фильма по комиксам Marvel, продюсируемого Мэтью Воном.

    Комментировать
  • Рецензия на фильм «Я очень возбужден»

    23 мая 2013 / Джордан Минтцер

    Вульгарная комедия оскароносного испанца Педро Альмодовара, которой стесняется сам режиссер.

    Комментировать
  • Джон Малкович: «Какого черта меня никто раньше не звал озвучивать злодеев в мультиках?»

    22 января 2015 / Эрик Уайт

    За всю карьеру Джон Малкович еще ни разу не озвучивал мультгероев. В «Пингвинах Мадагаскара» баритоном актера говорит злодей-осьминог, который, по словам самого Малковича, очень похож… на его младшую сестру. THR не мог не расспросить Джона, что же ему дал этот новый для него опыт.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора