Круглый стол с олимпийскими чемпионами

Круглый стол с олимпийскими чемпионами

The Hollywood Reporter: Обращусь к спортсменам: вы опытные мастера, участвовали во многих олимпиадах и чемпионатах мира. Какое переживание сильнее — восторг победы или горечь поражения?

Ирина Слуцкая: Самые яркие моменты в моей жизни — это победа на чемпионате мира в Москве и, конечно, Олимпийские игры в Турине. А поражения? Для меня и второе место было проигрышем. Но самое обидное, когда понимаешь, что выиграла, но золото тебе не дадут, потому что в Америке русская девочка не может стать чемпионкой — на ней бизнес не сделать. Хотя от Олимпиады в Солт-Лейк-Сити 2002 года у меня все равно сохранились самые теплые воспоминания. Я была просто влюблена в нее, очень она была уютная.

Ольга Завьялова: Ирин, ну а как иначе? Когда я поехала на свою первую Олимпиаду — в Альбервиле в 1992-м, — мне было всего 20 лет. Я толком не понимала, куда еду… Мне посчастливилось наблюдать за нашими великими лыжницами — Раисой Сметаниной, Еленой Вяльбе, Ларисой Лазутиной, Любой Егоровой — как они готовились к стартам, как выступали. Я неплохо пробежала, но на гонку меня тренеры не поставили. И это правильно: я была не готова психологически и не поборола бы волнение. Хотя есть разные случаи, как, например, вышло с Никитой Крюковым (лыжник, олимпийский чемпион 2010 года в личном спринте, двукратный чемпион мира 2013 года. — THR), который приехал в Ванкувер и неожиданно для всех выиграл.

Светлана Журова: А я вот всегда ценила свои проигрыши выше, чем победы, потому что это колоссальная встряска, которая дает стимул себя усовершенствовать, изменить.

THR: На этом построены все фильмы про спорт, и они оказались востребованны: «Легенда №17», теперь «Чемпионы», по телевидению идет сериал «Молодежка»

С.Ж.: «Легенда №17» — потрясающее кино, дух соревнований в нем передан стопроцентно. Все спортсмены это отметили… Вообще, мне кажется, фильм даже не про Харламова, а про Тарасова — про тренера, который умел делать героев. В нем показано, как становятся чемпионами. Такая картина очень важна с воспитательной точки зрения — она дает понимание, что без преодоления никогда не стать чемпионом.

О.З.: Соглашусь на все 100 процентов со Светой: молодые ребята должны знать, как трудно идти к победе, и судьбы медалистов как раз отличный для них пример. Недаром «Легенду №17» нашим юниорам-хоккеистам в Сочи показывали перед ответственным матчем, чтобы поднять спортивный настрой, пробудить чувство патриотизма. Ведь к концу ленты начинаешь испытывать гордость за свою страну.

THR:В «Чемпионах», помимо прочих, рассказаны истории ваших побед, Светлана и Николай. Каково было на себя экранных смотреть?

С.Ж.: Мне все понравилось, тем более что меня Света Ходченкова играет. Я ее сама выбирала. (Улыбается.) С воспитательной точки зрения «Чемпионы» сделаны очень правильно — в них рассказаны пять историй про преодоление, и каждый из героев показан в свой самый сложный период.

Николай Круглов: Я по понятным причинам внимательнее всего смотрел сцены, где про меня речь шла, но, если честно, гораздо больше тронули другие истории.

THR: А вам когда-нибудь казалось, что ваша жизнь — готовый киносценарий?

Н.К.: Мне было очень приятно, когда историю нашей семьи решили экранизировать, но я никогда не думал, что моя жизнь похожа на кино. Мы жили как обычные люди, делали свою работу. Так живут все спортсмены — у них есть и проблемы, и любовь, и простые житейские радости…

И.С.: Если делать фильм про меня, то это будет нескончаемый сериал, потому что в моей жизни столько всего интересного, о чем люди не знают. Моя спортивная карьера длилась 10 лет — это много для спортсмена топ-уровня, и в течение всего этого десятилетия я была на первых трех позициях.

О.З.: Я, как и Коля, героиней кино себя никогда не представляла, но, думаю, про любого олимпийского чемпиона можно снять фильм, потому что жизнь спортсмена насыщена событиями невероятно, столько эмоций… Я вот отбегала на лыжах 20 лет, и сейчас, сидя дома с маленьким ребенком, скучаю по той жизни.

С.Ж.: А мне кажется, что истории моей жизни не хватило бы на полнометражный фильм — пришлось бы придумывать что-нибудь, ведь зрителю должно быть интересно. Двадцать минут в «Чемпионах» — самое то! (Смеется.)

THR: Но у вас же такая история-легенда! Четыре олимпиады, рождение ребенка, возвращение в спорт, яркая победа, затем политическая карьера…

С.Ж.: Кстати, а вы знаете, что могла быть и пятая олимпиада, но меня ее лишили? Мне было 19 лет, и уже тогда я, еще юниорка, была 12-й в мире. Меня отобрали на Олимпиаду, я уже чемодан собрала, и тут мне звонят: «Ты не едешь, у тебя еще все впереди, а нам надо решить политические задачи». Тогда формировали команду СНГ, поэтому в последнюю секунду всех сильных русских сняли, а взяли тех, кто был откровенно слабее, но представлял союзные республики. Это нужный жизненный урок, после которого я сказала себе: «Ты должна стать первой, тогда никто не сможет тебя отодвинуть». И после этого у меня было еще четыре олимпиады.

THR: Освещение соревнований как-то помогает? Насколько важно для вас то, что о вас пишут?

И.С.: Ажиотаж вокруг потенциальных призеров всегда был и будет, и это нормально. Но когда еще до выступлений каждое издание пишет «он может, он должен», это добавляет совсем ненужное волнение.

С.Ж.: Ира, вот ты говорила о несправедливости к тебе в Солт-Лейк-Сити, и я, между прочим, до сих пор с ужасом вспоминаю ту Олимпиаду! За каждую невыигранную медаль в прессе нас просто рвали на части — обвиняли с первого до последнего дня. От этого нам было еще тяжелее. Тогда вообще мы собрали очень мало медалей, и это был, в общем, действительно провал. Но так все равно нельзя! Как выходить на старт при таком давлении?

Н.К.: Конечно, нельзя! И так много субъективных факторов, которые могут повлиять на результат. В том числе и настроение. Нас очень часто сравнивают с советскими спортсменами, но мало кто задумывается над тем, что раньше не было такой конкуренции. Если тогда разница в результате исчислялась минутами, то сегодня за эти 60 секунд за спиной остается 30–40 человек — представляете, насколько выросли скорости? В биатлоне раньше соревновалось 4–5 стран, сегодня их больше 20!

С.Ж.: Есть и еще один момент, который нельзя не учитывать: те, кому сейчас 26–30 лет, попали в сложнейший для страны период — перепутье 1990-х годов, когда закрывались спортивные объекты, не было возможности тренироваться. А вот те, кому сегодня 20–25, выросли уже в других условиях — и они становятся чемпионами. Это новое поколение — с другим менталитетом, другим подходом к спорту. Они уже осознают цену денег, понимают, что те не падают с неба, что их надо зарабатывать. Да и у тренеров к ним тоже иной подход — не обязательно кнут и пряник. А главное, сейчас появилось уважение к спортсменам, к их труду, так что я уверена, мы сможем вернуть былые успехи.

И.С.: По мне, так ребята, которые едут на Олимпиаду и выступают там, — настоящие герои. Мне хочется, чтобы их перестали винить, если что-то не получается. Все ошибаются — мы же живые люди, не роботы.

С.Ж.: Спорт таков, что ситуация может измениться в любую минуту. У нас был мальчик, который не услышал, что лидер споткнулся, — он английского не знал и ничего не понял. Он просто настраивался на свой результат. Лидер упал, а мальчик не знал и стал олимпийским чемпионом. Если бы знал, возможно, у него бы случился разрыв сердца. (Смеется.)

THR: А зрители помогают спортсмену?

О.З.: Конечно, здорово ощущать поддержку, знать, что на тебя смотрит вся страна. С другой стороны, как бы ни был силен спортсмен психологически, у него может начаться мандраж. И чтобы с ним совладать, надо отвлечься от всего. Если получилось, ты уже никого не видишь и не слышишь — тогда работаешь на результат.

С.Ж.: Точно! И, кстати, любое стороннее вмешательство может сбить спортсмена. Поэтому я всегда боялась неадекватных болельщиков. Стоишь на старте, судья говорит: «Внимание!», ты собран до предела, а тут кто-то вопит: «Давай, сделай ее!» Представляете, как это мешает? Так что болеть тоже надо уметь.

THR: Неужели даже опытного спортсмена можно вот так сбить с толку?

С.Ж.: Ну когда такой накал страстей и эмоций, не всегда удается сохранить спокойствие.

И.С.: Да уж, железные нервы перед стартом — самое главное. Выходя на лед, я не видела и не слышала никого и ничего, настолько была сконцентрирована на выступлении. Мне хоть 30 тысяч зрителей… Есть только лед, тренер и я.

Н.К.: Мне тоже кажется, что думать о миллионах, которые на тебя смотрят, ни в ком случае нельзя. Это только лишнее волнение, от которого надо абстрагироваться. Хочется, чтобы как в фильме «Чемпионы», в истории про мальчика, который выложил в сеть ролик в поддержку Ильи Ковальчука: «Ребята, мы с вами, и даже если у вас ничего не получится, мы все равно гордимся тем, что вы у нас есть!» Мне бы очень хотелось, чтобы настрой тех, кто приедет в Сочи и будет болеть за наших спортсменов, был именно таким. Тогда возможны совершенно чудесные вещи. Наша цель — выиграть медальный зачет, и при такой поддержке это реально. Тем более что, как говорится, «дома и стены помогают».

THR: Сергей, а вы за кого будете болеть в Сочи?

Сергей Мирошниченко: Боюсь, что ни за кого, — мне будет просто некогда, я собираюсь там работать над фильмом.

THR: Это проект Международного олимпийского комитета?

С.М.: Да, начиная с 1929 года на каждую Олимпиаду МОК приглашает режиссера той страны, где проводится Олимпиада, снимать официальный фильм об олимпийских играх. Среди таких режиссеров были Карлос Саура, Клод Лелуш, Милош Форман, Кон Итикава. Легендарная «Олимпия» (картина 1938 года, удостоенная приза Венецианского кинофестиваля как лучший фильм. — THR) Лени Рифеншталь, кстати, снималась именно в рамках этого проекта. То есть по заказу МОК, а вовсе не Гитлера, как многие думают. И ее, кстати, комитет очень долго уговаривал.

THR: Вас тоже уговаривать пришлось?

С.М.: Я долго размышлял. Меня смущала тяжесть задачи. Поначалу не понимал, о чем будет эта картина, прочитал много книг, прежде чем определился. Это фильм о том, как меняется мир через спорт, как в нем меняется баланс между мужским и женским, о философии состязаний.

THR: Сценарий готов?

С.М.: Конечно, но так как это документалистика, все может в зависимости от ситуации меняться. У фильма будет сложная конструкция. С одной стороны, мы снимаем тех, кто претендует на награду, но будут аутсайдеры, занимающие 98-е место. Они заранее знают, что им не светят медали — приезжают просто ради участия. Из Бразилии, где снега мало, например, или из Эфиопии. Кроме того, покажем людей, которые трудятся на соревнованиях. Ведь Олимпиада делается не одними спортсменами: там врачи, ледовары, переводчики, даже мэры Олимпийских деревень… То есть такая спортивная Вавилонская башня.

THR: Кстати, Светлана, вы же поедете на Олимпиаду как раз в качестве такого мэра. А что это за должность, какая ответственность на вас?

С.Ж.: В мои обязанности входит приветствие каждой из команд, прибывающих в Олимпийскую деревню: поднимается флаг, устраивается маленький концерт, фотосессия, я произношу речь. Плюс провожу экскурсии официальным лицам и организую для спортсменов культурную программу, чтобы им не было скучно на вверенной мне территории.

THR: Речь произнести в феврале доведется не всем, так что предлагаю сделать это сейчас. Ведь у каждого из вас есть что-то свое, что хочется сказать о грядущей Олимпиаде?

И.С.: Я обращусь ко всем жителям страны: в Сочи построено множество спортивных объектов, и, возможно, ваши же дети будут там тренироваться. На пустом месте вырос потрясающий горнолыжный курорт, куда мы все сможем ездить. Так что, как бы там ни было с медалями, для всех нас, для российского спорта, это огромный шаг вперед.

Н.К.: Церемонию открытия Олимпийских игр посмотрят миллионы телезрителей со всего мира. Что может с этим сравниться? Это мегасобытие на макрополитическом уровне. Вот это тоже ни в коем случае нельзя забывать.

О.З.: Кроме того, сама Олимпиада — большой спортивный праздник и, конечно, хочется, чтобы никакие мелочи не испортили чудесную картину. Чтобы все было хорошо. Я верю в наших спортсменов и желаю им победы!

Материалы по теме

  • Джуно Темпл появится в «Малефисент» с Анжелиной Джоли

    17 мая 2012 / Илья Кувшинов

    Актриса сыграет одну из трех фей в переосмыслении «Спящей красавицы» от студии Disney.

    Комментировать
  • Бен Фостер и Доминик Купер сыграют в «Варкрафте»

    05 декабря 2013 / Редакция THR Russia

    Актерский состав нового фильма Данкана Джонса пополнился двумя мощными драматическими актерами.

    Комментировать
  • Рецензия: «Врожденный порок» с Хоакином Фениксом

    29 апреля 2015 / Владимир Лукин

    Экранизация постмодернистского романа Томаса Пинчона с Фениксом в роли сыщика, мастерски забивающего косяки.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Всем смотреть!

Письмо редактора

Новости партнёров