"Мы не хотели экономить"

"Мы не хотели экономить"

С апреля 2013 года при поддержке Министерства культуры Российской Федерации проводится короткометражная лаборатория Культбюро. Цель программы – найти молодых талантливых режиссеров и помочь им реализовать свой короткий метр не «на коленке», как это часто бывает, а с привлечением профессионалов киноиндустрии. Несколько работ, отобранных экспертным жюри и участниками, также получают финансирование для производства разработанного проекта.

20 октября состоялся финальный питчинг лаборатории, где 29 режиссеров представили свои работы. Семь из них будут претендовать на государственное финансирование в рамках короткометражного альманаха, но есть и те, кто не дождался финала и нашел путь для реализации своего проекта уже сегодня, кто сознательно пошел в другую дверь.

Об этом пути, самостоятельном выборе, о том, как идти к цели и не сдаваться, рассказывает режиссер фильма «Рыба моя» Тая Зубова.

Рыба Моя. Трейлер from Sl Studio on Vimeo.

- Тая, ты приступила к съемкам, не дождавшись финала Культбюро – фактически тем самым ты лишила себя возможности претендовать на государственную поддержку проекта. Почему ты приняла такое решение?

- Мы понимали сроки. Если бы, допустим, мы дождались финала и выиграли, то потом бы начался процесс оформления документации, запуска проекта, ожидания финансирования … Мы бы могли потерять полтора года, а это новый фильм, еще один сценарий, пять хороших рекламных роликов. Это очень много. И мы приняли решение снимать.

- По мнению многих участников лаборатории, да и профессионалов киноиндустрии, это решение – почти героический поступок, ведь у вас были очень сложные съемки.

- Со 2 мая по 26 сентября мы не занимались ничем, кроме фильма «Рыба моя». Занимались мы им круглосуточно. Потому что надо было искать деньги на производство, все организовывать и снимать, причем все – своими руками. У нас были очень сложные съемки продолжительностью 14 смен. Сложные из-за бескомпромиссных условий и из-за того, что многие вещи вся наша команда делала впервые. Пять смен снимались в Крыму, где мы 2 недели жили диким лагерем на 35 человек.

Мы знали, что экспедиция будет сложной, что есть риски, которые нельзя просчитать заранее. Одно утро, например, началось с крика: «Спасите, она тонет!!!». Переводчица и костюмерша решили с утра заняться йогой и попали в прибрежное течение. Только по случайности одну из них вынесло на берег. Услышав крики, лагерь пришел на помощь, и мальчишки вытащили из моря вторую девушку. Это был очень опасный момент.

Надо также отдать должное и заглавной актрисе Анне Кармаковой. Несмотря на то, что Анна – уже звезда популярного мюзикла «Звуки музыки», она вошла в наше положение и согласилась работать в тех условиях, которые мы могли обеспечить. Причем приехала на съемки Анна с месячным ребенком, и мы все были потрясены ее стойкостью.

Еще 3 смены мы снимали на сложной натуре под Москвой. Нам очень понравился маленький островок посреди озера, и к нему пришлось прокладывать электричество по дну, а скайлифт со светом поставить в воду… Людей и шестиметровый кран с рельсами мы завозили вброд. Сумасшедший, конечно, был эксперимент. Это была «жесть жестокая», но мы получили волшебную картинку, которая стоила того.

Еще 3 смены - в павильоне, 2 – в готовом интерьере и 1 – под водой.

Нас постоянно спрашивали: «А зачем вам павильон? А зачем вам подводная съемка? А, может быть, отказаться от того? А, может, от этого?» Но мы не хотели отказывать себе, потому что мы все это затевали для того, чтобы получить опыт и не «экономить» на художественном воплощении фильма.

- Съемки такого масштаба требуют серьезной финансовой поддержки. Как вы справились? Где нашли деньги на производство?

- Сначала мы посчитали «реальный» бюджет фильма, получилось – 3,8 млн. руб. За такие деньги я бы не стала снимать – просто не смогла бы придумать, где их взять. Поэтому вместе с продюсером Сергеем Лосевым мы стали искать всевозможные пути.

Во-первых, мы обратились к нашим клиентам, для которых раньше снимали промо-ролики, и многие откликнулись. Это и «Фабрика Окон», и «Adventum», и «Карьяла Парк». «Рентафото» и ее основатель Вера Башун предоставили съемочную технику. Почти 1 млн. руб. мы в итоге собрали «ресурсами»: кто-то бесплатно предоставил свет, «Касторама» стройматериалы для павильона и т.д.

Во-вторых, мы фактически пиарили проект в Facebook – на моей личной странице, на странице фильма, мы сделали сайт, и потихоньку информация о съемках распространялась, и люди из ниоткуда стали находить нас и помогать. Вся съемочная группа работала на проекте бесплатно.

В-третьих, мы, конечно, заработали деньги заранее и вложили их.

В итоге бюджет съемок составил 1,8 млн. руб., а сейчас не хватает еще немного на пост-продакшн (на пост-продакшн в результате хватило, сейчас Тая уехала в Таиланд, где собирается закончить монтаж фильма – THR.ru).

Если бы я изначально стала думать о полной сумме, то остановилась бы, и ничего бы не было. Но я просто решила искать решение, и оно нашлось.

- Такой масштабный сбор средств и привлечение ресурсов для начинающего режиссера, помимо организационных способностей, требуют высокого уровня мотивации. Почему ты решила снимать?

- Уже 8 лет с продюсером Сергеем Лосевым мы занимаемся промо-роликами. Два года назад мы поняли, что достигли в этом своего предела, потому что изнутри пришел запрос говорить о двух сторонах медали. Реклама – это всегда позитивные эмоции. А жизнь интереснее: она имеет обе стороны, и чтобы говорить об этом, надо говорить не рекламным, а кинематографичным языком».

- То есть фильм «Рыба моя» о негативной стороне жизни?

- Он о том, что в жизни есть и то, и другое. Он также о том, как человек преодолевает кризисную ситуацию. Как он заводит себя в самое темное, в подсознательное, чтобы понять, кто он на самом деле, прав он или нет, насколько он ценен и на что способен. Это также фильм о надежде. О том, что у каждого человека есть свой путь и только после его прохождения герой может перейти на следующий этап.

- Как ты написала сценарий?

- Сначала я прошла обучение на курсах у Александра Митты и Роберта Макки, чтобы иметь теоретическую базу. Затем почти полгода мы с профессиональным сценаристом Дарьей Алешиной пили чай: она приносила мне книги по психологии, мифологии, драматургии, и вместе мы прописывали сценарий и персонажей. Это могло бы длиться долго, но я вышла в финал короткометражной лаборатории Культбюро, к первой сессии которой надо было подготовить сценарий. Все время до тренингов я не занималась ничем, а только переписывала-переписывала-переписывала. Смотрела вокруг, изучала людей, следила за детьми, их поведением, и писала. Например, два эпизода с детьми были именно так списаны из жизни и остались в сценарии. А затем началась первая сессия короткометражной лаборатории Культбюро – сценарная».

- Какие были впечатления? Как строилась работа? Какую практическую пользу принесли занятия?

- Нас разбили на группы по 5 человек. Я попала к тьютору Патрику Нэшу. Патрик - ирландский писатель, сценарист, автор короткометражных фильмов, имеющий награды 13 международных сценарных конкурсов в США; член жюри фестиваля короткометражных фильмов Foyle Film Festival, аккредитованного для отбора на Оскар. То есть это человек, мнению которого можно доверять. Я была потрясена его профессионализмом: он приехал в Москву с 4-5 листами вопросов и комментариев к каждому проекту – у него явно было понимание, как их улучшить… но он дал нам пройти этот пусть самостоятельно. Патрик задавал каждому тонкие психологические вопросы, чтобы мы сами выявили, что нас волнует. Он пытался вынуть наружу глубинные темы, чтобы мы смогли улучшить свой сценарий.

Также очень зарядила работа в группе. Во-первых, потому что Патрик всегда провоцировал на диалог, на дискуссию. Мы никогда не обсуждали минусы чужой работы – только конструктивные предложения, только ответ на вопрос: «как конкретно здесь можно что-то улучшить».

Во-вторых, это создало определенное доверие: когда смотришь на работу товарища и видишь, как она улучшается, благодаря консультанту, ты думаешь: «Какой крутой мастер»! И когда подходят к твоему сценарию и тоже начинают резать по живому… это дает силы остановить внутреннее сопротивление и подумать, что ты же видел, как он улучшил другие работы... Значит, надо быть открытым к изменениям: послушать его, послушать других…и принять решение.

Так, совместно мы решили, что фильм «Рыба моя» - это образная история в большей степени, нежели житейская, что помогло мне убрать несколько сюжетных линий. Мы также выбрали хронометраж фильма – 20 минут, чтобы он подходил под фестивали. Патрик воодушевил меня, поверив в мой проект, и именно тогда, после сценарной сессии короткометражной лаборатории Культбюро, я приняла решение, что проекту быть. И мы начали встречаться с потенциальными спонсорами».

- Сразу после сценарной мастерской ты приступила к подготовке к съемкам, была ли еще какая-то польза для тебя от программы?

- Да, еще какая! Благодаря Культбюро я решила очень много насущных проблем фильма. Прежде всего, я нашла оператора. Алексей Родионов, известный мастер, приглашенный в качестве тьютора программы, посоветовал мне обратиться к Мартону Визкелеты (Márton Vízkelety) – молодому венгру, участнику Generation Campus 2013 (образовательная площадка ММКФ, проводившаяся за 2 недели до этого). Я посмотрела портфолио Мартона и поняла, что это тот, кто мне нужен. Написала русское письмо, так как не говорю по-английски, попросила перевести и отправила ему вместе со сценарием. На следующий день Мартон ответил, что ему интересно, и он приедет. И приехал.

Кроме того, Алексей Родионов помог нам с техническим решением для фильма. У меня был один потрясающий референс: фреска 16 века с «перевернутыми» цветами: с красным небом и бирюзовым морем. И сколько бы я не разговаривала со своими операторами, небольшого уровня, никто не знал, как это сделать. Я показала Алексею Родионову эту фреску, он посмотрел… сказал, что подумает. А на следующее утро выдал решение! Это супер-сложная техническая вещь! Но она добавила фильму той тонкости , которую я так искала…

На самом деле через Культбюро мы нашли много людей – сценарного консультанта, оператора, переводчика, контакты. Это действительно оказалось дверью, которая открыла для нашего фильма новый мир».

- Что тебе дало участие в финальном питчинге проектов?

- На питчинге присутсвовало большое количество русских и европейских продюсеров. Многие из них заинтересовались нашим проектом. Сейчас мы уже ведем переговоры о работе с композитором из Хорватии, есть вероятность, что графику будем делать в Германии. Русский продюсер предложил помочь финансированием для реализации качественной цветокоррекции. Главное теперь - не растерять все эти контакты и довести переговоры до стадии реализации».

Материалы по теме

  • ЭКСКЛЮЗИВ: Насилие — это весело, а добро — это здоровье

    17 октября 2013 / Семен Кваша

    Дэнни Трехо приехал в Москву представить «Мачете убивает», фильм Роберта Родригеса, снятый как мультик про Багза Банни. Трехо раскрыл главный секрет своей крутости и вечной молодости: надо делать добро. А с виду вообще не похоже.

    Комментировать
  • Джордж Клуни и Гран Хеслов снова поработают вместе

    13 февраля 2014 / Редакция THR Russia

    Прошлогодние лауреаты «Оскара» спродюсируют ремейк норвежского триллера «Первопроходец».

    Комментировать
  • Рис Ифанс отправится в Зазеркалье

    30 мая 2014 / Редакция THR Russia

    Валлийский актер получил роль папы Джонни Деппа в сиквеле «Алисы в стране чудес».

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора