Счастливое число: Как создавалась «Легенда №17»

Счастливое число: Как создавалась «Легенда №17»

Этот материал был опубликован в апрельском номере журнала «The Hollywood Reporter – Российское издание». Еще в детстве Валерию Харламову поставили диагноз «порок сердца». При этой болезни не то что профессиональные занятия спортом — любые физические нагрузки категорически запрещены. Но мальчик мечтал стать хоккеистом, поэтому просто не поверил врачам. И вопреки всему, стал не только игроком ведущего клуба, а настоящей легендой, с которым и по сей день не может сравниться никто. Удивительная судьба Харламова стала основой сценария фильма «Легенда №17». Николай Лебедев — постановщик картины — признался, что далеко не сразу согласился взяться за эту работу. Первый вариант сценария его смущал тем, что выглядел как подробное пошаговое жизнеописание великого спортсмена: «Кино, которое просто последовательно перелистывает страницы биографии, теряет главное — крепкий драматический стержень», — объяснил свои опасения режиссер. Тогда было решено серьезно переработать историю и отойти от, казалось бы, лежащих на поверхности спортивной линии и рассказов о фантастических победах на льду. Ведь больше всего поражает и вдохновляет в Харламове его характер. Как обычному скромному парнишке со слабым здоровьем удалось изменить судьбу и заставить говорить о себе весь мир? Не об этом ли мечтают миллионы людей в разных уголках планеты?

Звезда Харламова, как, увы, это часто бывает, ярко вспыхнув, почти тут же погасла: нелепая гибель в автокатастрофе в августе 1981 года стала поистине национальной трагедией. Вместе с Валерием ушла из жизни и его жена Ирина, образ которой воплотила на экране Светлана Иванова. Лирическая линия играет в фильме особую роль: «Мне кажется, что в жизни каждого человека ведущее место занимает любовь, — говорит Лебедев. — Без нее любой сюжет выглядит пресно… Тем более история поиска призвания и восхождения человека к своей вершине. Любовь формирует человека, его отношение к миру, двигает его вперед». Но все же финальной сюжетной точкой в фильме стала не та трагедия на дороге, а легендарный первый матч Суперсерии в Монреале в сентябре 1972 года, который советская сборная сенсационно выиграла у канадцев со счетом 3:7. Тогда это стало событием мирового масштаба, а для наших соотечественников — таким же поводом для гордости, как полет Гагарина в космос. Еще бы, хоккеисты из «страны, где по улицам бродят медведи», приехали и разгромили канадскую сборную, считавшуюся непобедимой. И во многом победа стала возможной благодаря Валерию Харламову. Для Данилы Козловского, сыгравшего главного героя, фильм тоже стал по сути сбывшейся мечтой: «В моем детском сознании хоккей был элитарным видом спорта — по крайней мере наша семья не могла себе позволить купить дорогую экипировку. Мы жили на Соколе, и частенько с друзьями, прогуливая школу, шли в Ледовый дворец ЦСКА. Мне нравилась атмосфера, царившая там. Помню, над ареной, под самой крышей, висели три свитера с фамилиями легенд клуба — Фетисов, Харламов, Третьяк. И я не мог не думать, как здорово, наверное, стать такой же звездой». Однако причиной того, что Данила буквально умолял режиссера взять его на роль Харламова, были не только детские восторги и воспоминания: «Я безоговорочно влюбился в сценарий, — признается актер. — Умирал, как хотел сыграть! Плакал, не знал, что сделать, чтобы меня утвердили. Приехал к Коле Лебедеву и сказал: «Я готов на все ради этой роли!» Согласия, правда, не услышал — исполнителя роли Харламова выбирали долго. Режиссер признается, что удивился, когда ему продюсер проекта Леонид Верещагин назвал имя Козловского: «Я тогда так и сказал: мол, он, конечно, замечательный актер, красавец парень, но не вижу смысла его приглашать, я его, что называется, не чувствую». К счастью для Данилы, в него стопроцентно верил Верещагин, уже поработавший с ним в кинохите прошлого года «Шпион». Он убедил режиссера дать шанс питерскому артисту. С первых проб Лебедев признал: опытный продюсер прав. Но по иронии судьбы эти пробы не устроили Леонида Эмильевича. И началась новая череда кастингов.
А Козловский, не будучи уверенным, утвердят ли его, времени не терял. Он упорно, до изнеможения готовился к роли — изучил все архив-ные материалы, связанные с жизнью Харламова, и буквально пропадал на тренировках. В результате через два месяца поисков и споров создатели «Легенды №17» отбросили сомнения: роль досталась Козловскому. «За время подготовки к съемкам Данила совершил невероятное, — вспоминает Лебедев. — Он входил в кадр — и по пластике, и по фигуре это был настоящий спортсмен. Более того, Данила овладел тонкостями хоккейного мастерства и сам выполнял многие сложнейшие трюки». Молодой актер работал на съемках как проклятый: «Как-то между дублями Данила показал мне свою ногу, и я пришел в ужас: она у него была абсолютно синяя! — рассказывает режиссер. — А Даня мне радостно говорит, мол, все нормально... Он по-хорошему одержимый человек — в нем есть харламовская пылкость».
У Данилы и Валерия оказалось много общего. Козловский также упорно, не слушая скептиков, шел к своей цели и в итоге добился профессионального успеха. И даже то, как актер добивался роли в «Легенде №17», тоже напоминает упорство и стойкость знаменитого хоккеиста. Наверное, поэтому сестра Харламова, Татьяна Борисовна, почти сразу признала Данилу в этой роли, заявив: «Похож!» Кстати, благодаря ей актеру удалось избавиться от вредной привычки: «Когда меня утвердили, мы с Николаем поехали к ней в гости, — вспоминает актер. — Татьяна Борисовна рассказывала о брате, показывала фотографии, а потом вдруг строго спросила: «Ты куришь? Смотри у меня! Валерка не курил!» Я и сам понимал, что надо бросать — на тренировках просто задыхался. И к съемкам это сделал! Вот уже два года не курю». Поиск исполнителя роли тренера ЦСКА и сборной СССР Анатолия Тарасова — тоже не просто дался создателям «Легенды №17». «Харламов и Тарасов — два великих человека, которых знает вся страна, и промахнуться с выбором мы просто не имели права», — вспоминает Леонид Верещагин. К тому же между ними были совершенно особые отношения — сложные, бурные. «Меня тронула эмоциональная связь между тренером и учеником, в которых я сразу разгляделточень непростое взаимодействие, как между отцом и сыном: я увидел в этом параллель с собственной жизнью, — говорит Николай Лебедев. — Я ведь тоже сын, и, наверное, не самый покладистый. Когда читал сценарий, комок подступал к горлу — такое со мной было впервые». Для зрителей станет приятным сюрпризом работа Олега Меньшикова в этом фильме. Это первая возрастная и, пожалуй, одна из самых серьезных за последние годы ролей артиста. Николай Лебедев не скрывает, что волновался: «Такой интеллигентный, тонкий, гарцующий... Сможет ли Олег Евгеньевич гармонично смотреться в роли Тарасова, которого все помнят грузным человеком в годах? Стоило на лице Олега вспыхнуть этой его ехидной юношеской улыбке, знакомой всем еще по «Покровским воротам», и он сразу становился абсолютной противоположностью тому человеку, который мне нужен был в кадре. Да и что говорить, до этого Меньшиков никогда ничего подобного не играл. Приходилось уповать на то, что он сумеет вытащить изнутри такое, чего мы в нем еще никогда не видели…» Но как только Меньшиков пришел на читку, все стало на свои места. «Я был буквально заворожен, — вспоминает режиссер. — Куда девалась его усмешка? Передо мной сидел суровый, очень сильный персонаж с фантастической внутренней харизмой: не блистающей, актерской, а тяжелой, наступательной. Я чувствовал энергетику, сущностное сходство с Тарасовым».
Верещагин полностью согласен с Лебедевым: «Мы заговорили с Колей про Меньшикова, потому что я находился под впечатлением от потрясающей игры Олега в картине «Утомленные солнцем 2». Мы посмотрели несколько сцен из готовящегося тогда к выходу фильма. После этого Лебедев встретился с Меньшиковым. Мне кажется, Олег идеально сыграл в «Легенде №17» — глубоко, тонко. Вот и Никита Сергеевич, увидев снятый материал, отметил: «Да, поймал, точно почувствовал!» Впервые за сборную СССР Харламов сыграл на чемпионате мира 1969 года. Тогда он вышел на лед с десяткой на спине, но уже через год играл под 17-м номером, под которым его и узнал весь мир. Ныне 17-й номер признан «харламовским» и не присваивается хоккеистам национальной сборной и игрокам ЦСКА. Но не само по себе число 17 принесло удачу легенде советского спорта. Это он, тяжелым трудом и невероятной силой воли, сделал эти две цифры счастливыми, доказав, что для сильного духом нет ничего невозможного. И совершенно не важно, кем ты был рожден, важно лишь то, кем ты хочешь стать.

Материалы по теме

  • За кадром спецпроекта «Вам открытка!» с Иваном Макаревичем

    27 ноября 2012 / Илья Кувшинов

    Закулисный взгляд на серию новогодних открыток из декабрьского номера журнала «The Hollywood Reporter – Российское издание».

    Комментировать
  • Гильермо дель Торо представил короткометражную «Маму»

    29 декабря 2012 / Илья Кувшинов

    Трехминутная лента настолько впечатлила кинематографиста, что он решил спродюсировать полнометражную версию хоррора от режиссера Андерса Мучиетти.

    Комментировать
  • Федор Бондарчук и Светлана Ходченкова снимутся в спортивной драме «Воин»

    13 октября 2014 / Редакция THR Russia

    Фильм расскажет о двух братьях, профессиональных спортсменах по боям MMA. Режиссерское кресло занял Андрей Андрианов («Шпион»).

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus