«Смертельная битва»: Полная история фильма, который всем надавал звездюлей

«Смертельная битва»: Полная история фильма, который всем надавал звездюлей
Кадр из фильма «Смертельная битва»

Сегодня фильмы по мотивам видеоигр выглядят довольно рискованной затеей, но в 1995 они были заведомо безнадежным мероприятием.

«Супербратья Марио» (1993) и «Двойной дракон» (1994) провалились с треском, заклеванные как критиками, так и зрителями. Озорной «Уличный боец» (1994) немного получше выступил в бокс-офисе, но только спустя много лет заработал себе культовый статус хита домашнего видео.

Поэтому совсем никто не ожидал, что 20 лет назад, в августе 1995 года, «Смертельная битва» (Mortal Kombat) стартует на первой строчке американского проката. Она собрала $122 млн по всему миру и сняла проклятье с фильмов по видеоиграм, став первым подобным проектом, который приняли фанаты.

На пути «Смертельной битвы» от галерей игровых автоматов до киноэкранов не обошлось без дорогостоящих пересъемок, сломаных ребер и истерик студийных боссов. Путешествие это началось, когда продюсер Ларри Касанофф посетил друзей в офисе кампании Midway Games в 1993 году. До этого он успел поработать с Джеймсом Кэмероном, превратив второй «Терминатор» в многомиллионный мерчендайзовый феномен. Среди его достижений были аркадная игра Т2 – изобретательный шутер, ставший хитом продаж для Midway.

Парни из Midway показали Касаноффу Mortal Kombat – новую игру, которая, по их убеждению, способна побить рекорд Т2. Она была настолько реалистичной, что очень быстро завоевала популярность в игровых залах. Но Касанофф посчитал, что у этой игры куда больший потенциал, чем просто развлекать аркадных геймеров. Он сразу начал строить планы по расширению бренда и фантазировать по поводу будущих телесериалов, сценических шоу, альбомов и фильмов. В Midway отнеслись к этой затее без должного энтузиазма.

 

«ДА ТЫ ГОНИШЬ, ЭТО ПРОСТО АРКАДНАЯ ИГРА!»

 

Июнь 1993 года, Ларри Касанофф общается с друзьями в офисе Midway Games, и они ему наперебой рассказывают о новой сенсации в мире видеоигр – Mortal Kombat. Они уже работают над второй частью, и Касанофф впечатлен тем, как выглядит проект, обладающий всеми шансами стать долгоиграющей франшизой.

Ларри Касанофф, продюсер: «Я в их офисе полчаса играл в Mortal Kombat. Затем я повернулся к Нилу Д. Никастро (бывший глава Midway. – прим. THR) и сказал ему: «Это как помесь «Звездных войн» и «Выхода дракона». Это не просто видеоигра. Это целый феномен. Если вы дадите мне права, я обещаю, что перенесу ее не только в кино, но и на все остальные носители информации в мире». Он посмотрел на меня и ответил: «Да ты гонишь, это просто аркадная игра!» После того самого момента я провел три месяца, пытаясь их убедить, что это не «просто аркадная игра». Они не верили. Все потому, что фильмы по видеоиграм в то время проваливались один за другим. В итоге я их так достал, что они предоставили мне права на какой-то безумно короткий срок. Сейчас я на это не подписался бы, но тогда это было первой сделкой моей продюсерской компании».

Эд Бун, один из создателей Mortal Kombat: «Когда мы начали обсуждать фильм, я, помнится, совсем не мог воспринимать эту затею всерьез. Я думал, что они пообсуждают, пообсуждают и все как-то само собой замнется. Но в какой-то момент начались звонки с предложениями о кастинге: «Как на счет такого-то парня на такую-то роль? А на счет того на другую?» Помню, даже на роль Райдена прочили Дэнни Гловера».

Касанофф: «Все говорили мне, что у нас ничего не получится и это загубит мою карьеру. Все, в том числе люди с New Line Cinema. Они уже дали согласие на проект, когда глава студии вошел ко мне в офис, бросил папку на стол и сказал: «Ненавижу этот сценарий. Ненавижу этот проект». Он орал на нас целый час, а потом такой говорит: «Валяйте уже, делайте это кино».

Лори Апельян, помощник продюсера: «Нам предлагали самых топовых режиссеров. Каждый из них – с длинным списком важных, чудесных фильмов. Я очень хотела найти кого-нибудь, кто исповедовал бы необычный, свежий подход. Я сходила в агентство САА на показ «Шоппинга» – скромного британского инди-фильма, снятого неизвестным режиссером Полом У.С. Андерсоном. До просмотра я ничего не знала об этом проекте, и меня поразило то, как талантливо он сделан. Джуд Лоу, Шон Бин, съемки на улицах Лондона – и всего лишь $100 тыс. бюджета. После этого я так и сказала: «Нам надо во что бы то ни стало заполучить этого парня». Не осталось никаких сомнений».

Пол У.С. Андерсон, режиссер: «Я вырос в индустриальном городе Ньюкасл на севере Англии, где совсем не было возможности заниматься кино. Я приезжал в Лондон на встречи, чтобы как-то свдинуть свою карьеру с мертвой точки. Часто у меня бывало по две встречи в день – скажем, в 10 утра и в 3 дня. Знакомых в Лондоне у меня не было, и чтобы как-то убить время между встречами, я отправлялся в игровую галерею и резался в видеоигры часа три-четыре. Mortal Kombat был одной из моих любимых игр. Когда студия объявила, что она работает над фильмом, многие режиссеры принялись воротить нос. А я же, наоборот, загорелся этой идеей».

Апельян: «Пол каждый день приходил, выкладывая нам на стол кучу отличных, креативных идей о том, как снять ту или иную сцену. Денег у нас было не густо, поэтому мы имели возможность воплотить в жизнь далеко не все его идеи, но мы могли видоизменять их и применять как-то иначе».

Андерсон: «У меня не было опыта в создании визуальных эффектов, так что я просто пошел в книжный магазин и купил абсолютно все книги на тему CGI. Я освоил весь профессиональный сленг. На первый взгляд казалось, что я знаю о компьютерных эффектах больше всех в Голливуде, пусть я даже никогда не бывал в мастерской по их созданию. В общем, я немного сблефовал, но продюсерам это было не так уж важно – они видели, что энтузиазма у меня хоть отбавляй».

 

СБОР БОЙЦОВ

 

Андерсон присоединился к проекту на ранней стадии производства в 1994 году, когда Кевин Дроуни все еще работал над сценарием. Ветеран боевых искусств из Гонконга Робин Шу был лучшим выбором на роль Лю Кана, но утвердить его было очень непросто.

 

Робин Шу, исполнитель роли Лю Кана: «Процесс кастинга был ужасно сложным. Я тогда работал в Гонконге, но часто приезжал в США, потому что я оттуда родом. Один друг из агентства сказал, что идет кастинг для фильма «Смертельная битва», основанного на игре Mortal Kombat. Я посмеялся, потому что Mortal Kombat – самая тупая игра на свете. Серьезно? Фильм на ее основе? Но друг настаивал, что я должен попробовать и сходить на прослушивание. В итоге я ходил семь раз. Мой агент никогда в жизни не встречал кого-нибудь, кто ходил был на прослушивание семь раз. Я читал реплики перед продюсерами, режиссером, директором по кастингу, линейным продюсером и боссами New Line Cinema. Они из меня все жилы вытянули, ведь им очень было важно выбрать правильного азиатского актера на роль Лю Кана: они вложили в этот проект миллионы, их можно понять. Но было ужасно сложно».

Андерсон: «Работа над сценарием все еще велась, когда мы уже готовились к съемкам, и с одной стороны это придавало сложностей, а с другой, у меня появился шанс уделить больше внимания непосредственно режиссуре. Когда начались съемки, я использовал любую возможность, чтобы подбить актеров на импровизацию. В итоге в фильме оказалось много смешных сцен, особенно с участием Линдена Эшби и Кристофера Ламберта».

Линден Эшби, исполнитель роли Джонни Кейджа: «Мы сымпровизировали фразу «Это были очки за 500 долларов, придурок», а также тот глупый момент в самом начале фильме, когда я вхожу в кадр и говорю: «Давай потанцуем».

Бун: «Мы с Джоном (Тобайасом, коллегой Буна по созданию игры Mortal Kombat. – прим. THR) были не до конца довольны сценарием, потому что, насколько я помню, он получился слишком комедийным. Райден шутил направо и налево, и я возразил, сказав, что он не клоун, а очень серьезный персонаж».

Эшби: «Там было, над чем работать, конечно. И мы сели и перелопатили весь сценарий до такой степени, что сценарист Кевин Дроуни пришел в бешенство. Помню, мы с ним пересеклись на рождественской вечеринке уже после того, как фильм вышел в прокат. Он представил меня своей спутнице и сказал: «Это тот самый парень, про которого я тебе рассказывал. Тот говнюк, что испортил мой сценарий» (смеется). Сценарий вообще-то был изначально не фонтан, и мы провели над ним большую работу! Не «Гамлета» написали, конечно, но все же сделали его намного живее».

Апельян: «Нам было необходимо получить рейтинг PG-13. И это было непросто, учитывая, что фильм основан на довольно-таки кровавой видеоигре. Мы изучили вопрос досконально: сколько ругательных слов допускается, сколько сцен с применением насилия. Мы узнали, что если на экране совершается убийство, то это автоматически дает фильму рейтинг R. Так что мы нашли способ извернуться и сделать так, что если в кадре кого и убивают, то только не человека. В итоге мы укокошили Горо, но какой же из него человек? Поэтому формально наши претензии на PG-13 нарушены не были».

Касанофф: «Я никогда не считал, что мы делаем фильм, основанный на видеоигре. Мне больше нравилась идея, что видеоигра была просто первой инкарнацией этого материала. То есть была история, из нее вышла видеоигра, а нам надо снова вернуться к истории и уже из нее лепить фильм. При этом кино не противоречит игре, а дополняет ее».

Апельян: «Изначально мы на роль Сони Блейд утвердили Кэмерон Диас. «Маска» находилась на стадии постпродакшна у все той же New Line, и Кэмерон тогда никто не знал. Студия предложила нам посмотреть отснятый сырой материал «Маски» и обратить внимание на эту молодую, неизвестную актрису. Как только мы увидели ее на экране, мы сразу убедились – перед нами будущая звезда. Ей пришлось пройти серьезную подготовку, потому что она никогда не занималась никакими боевыми искусствами. Но она сломала кисть до начала съемок и оказалась неспособна выполнять необходимые трюки. Нам нравилась идея вместо нее нанять Бриджетт Уилсон-Сампрас. К счастью, она оказалась свободна».

Бриджетт Уилсон-Сапрас, сыгравшая Соню Блейд: «Процесс кастинга был каким-то бесконечным. Меня, кажется, семь раз вызывали на прослушивания. Я все возвращалась и возвращалась, встречалась с Полом, Ларри и продюсерами. Потом я получила роль в фильме «Билли Мэдисон» и подумала, что у меня «Смертельная битва» ускользает из рук, потому что продюсеры никак не могут принять решение. А в последний день съемок «Билли Мэдисона» мне позвонили и сказали: «Возьмешься за роль, если мы тебя посадим на самолет завтра утром?» Конечно, что за вопрос! Я была так рада, что все получилось с обоими проектами».

Апельян: «Мы также попытались завербовать Шона Коннери на роль Райдена. Но в то время он хотел только играть в гольф. Меньше всего его интересовала такая физически сложная роль. Для Джонни Кейджа мы искали актера, способного быть одновременно и заносчивым, и человеколюбивым, поэтому Линден оказался идеальным вариантом. Талисе (Сото, исполнительница роли Китаны. – прим. THR) и Бриджетт достались два отличных женских персонажа – мне было особенно важно, чтобы они были не картонными. Чтобы были сильными, независимыми и умными, а не только красивыми и сексуальными».

Кристофер Ламберт, Райден: «Я пообедал с Полом Андерсоном и Ларри Касаноффым, и они предложили мне роль. Дали мне почитать неплохой сценарий, но прежде, чем согласиться, я посмотрел первый фильм Пола, и он мне страшно понравился. Также одним из основных плюсов было то, что мне не надо было особо тренироваться для этой роли, ведь мой персонаж обладает способностями, никак не связанными с рукопашным боем. Это, пожалуй, был единственный экшн-фильм на моей памяти, подготовка к которому не подразумевала долгие часы в спортзале».

Андерсон: «Когда молодой кинематографист берется за свой первый голливудский проект, он всегда рискует не справиться с огромным масштабом производства. Поэтому сильно помогает, если на площадке есть звезда – человек, которому платят больше всех денег и чье имя знает каждая собака. Таким для нас был Кристофер. Он был расслабленным, спокойным, ни над чем особо не заморачивался. И его настрой задал тон всему съемочному процессу. Мы все думали, что если для него ничего не является проблемой, то и нам не стоит переживать».

Бун: «Кристофер Ламберт сработал на отлично. Он многое привнес в эту роль от себя. Мы размышляли слишком прямолинейно и считали Райдена типичным персонажем из азиатской мифологии. В игре сложно разглядеть его лицо, поэтому непонятно, какой он расы. Но мы и подумать не могли, что «парень из «Горца» окажется самой подходящей кандидатурой для Райдена».

Андерсон: «Согласно нашему контракту с Кристофером, он должен был работать 4-5 недель за определенное количество денег. Он нам дорого стоил, и он не мог поехать с нами в Таиланд, потому что это выходило далеко за рамки его гонорара. Я разработал план, согласно которому мы должны были снять все крупные планы Криса в Лос-Анджелесе, задействовать его двойника на общих планах в Таиланде, а затем как-нибудь изобретательно все это смонтировать. Когда Кристофер узнал об этой затее, он сказал: «Даже не думай об этом, я еду в Таиланд». Он знал, что его присутствие на локации поможет сделать фильм лучше. И оно действительно помогло. Наверняка все его агенты, менеджеры и юристы были в ярости, потому что он, по сути, отправился в Таиланд бесплатно. Более того, там он еще и заплатил за вечеринку по поводу окончания съемок».

 

ИТАК, НАЧАЛОСЬ

 

Эшли: «Мы начали снимать в аэропорту Санта-Моники. Там есть один бар с южной стороны взлетного поля, куда мы ходили по пятницам после окончания смены. Ох, мы умели веселиться. А еще был у нас на площадке один врач, очень смешной, помешанный на соблюдении правил безопасности. Ему надо было пойти в секьюрити, а не в медики. Неподалеку был расположен ангар, которым владел Том Круз. Он как-то подошел к нам и спросил: «Привет, ребята, вы что снимаете? Можно понаблюдать?» Так этот врач ему дал от ворот поворот: «Вы не являетесь членом съемочной группы. Идите прочь!» А Том начал оправдываться: «Да я всего лишь хотел посмотреть...» Но врач не унимался: «Никого не волнует, валите отсюда!» То есть он взял и прогнал к чертям Тома Круза!»

Андерсон: «Горо был создан Томом Вудраффом и Алеком Гиллисом из компании Amalgamated Dynamics, специализирующейся на «реальных» эффектах. Кстати, Том – это чувак в костюме ксеноморфа в «Чужих 3». Создание аниматронного Горо потребовало серьезных усилий, но все равно он часто ломался и нам приходилось подолгу ждать, пока его починят. Он был нашей капризной дивой на площадке. Все вокруг шутили и говорили что-то вроде: «Горо отказывается выходить из трейлера». Но я все же старался снимать настолько креативно, насколько это вообще возможно, работая с такой большой механической фиговиной. Нам пришлось применить немного компьютерных эффектов, чтобы синхронизировать его реплики с движением губ. Мы однажды организовали встречу, чтобы обсудить, стоит или не стоить брать Горо с собой в Таиланд. На что я твердо ответил: «Ни за что! Он даже на студии в Бурбанке себя не может вести, так что кто знает, что он там учудит в Таиланде?»

Джонатан А. Карлсон, художник-постановщик: «Этим парнем управляли одновременно от 13 до 16 человек. Провода были повсюду. Один из «кукловодов» отвечал за глазные яблоки, другой – за брови, третий – за что-нибудь еще. Они потратили миллион долларов на этого Горо! Мы собирались отстроить в павильоне скульптурный сад – с прекрасными прудами с декоративными карпами, с огромными лилиями и зеркальными водными поверхностями. И в самую последнюю минуту все испугались, что Горо навернется, упадет в один из моих прудов, устроит короткое замыкание и уничтожит нам всю электропроводку. Вместо этого просто решили уничтожить мой дизайн и обойтись без воды».

Шоу: «Когда Пэт Джонсон разрабатывал бои, он стремился сделать все как можно комфортнее для меня. У меня было полно идей, позаимствованных из гонконгских фильмов. Так что он мне дал карт-бланш делать примерно все, что я хотел. Он давал мне общую канву, совершал несколько первых движений, а я потом либо заканчивал за ним, либо продолжал так, как считаю нужным. А он, в свою очередь, вносил свои замечания относительно того, как мои движения влияют на историю. Вы удивитесь, но даже в сценах боев история очень важна».

Андерсон: «Поехать в Таиланд было идеей дерзкой, но важной, потому что мне очень нужны были большие, настоящие ландшафты в кадре. Когда мы отправились искать локации, мы нашли ряд потрясающих пляжей, до которых никак было не добраться съемочной группе по суше. Нам приходилось тащить все сняражение по воде. И это было чудесно, потому что я каждое утро добирался на работу на моторной лодке. Не важно, насколько изнуряющим был предыдущий день. Стоит только прокатиться со скоростью 60 миль в час через живописный залив, пока ветер старательно дует тебе в лицо и ерошит волосы, – и все, ты уже снова готов к работе».

Карлсон: «В Таиланде все иначе относились к созданию декораций и реквизита. Я, бывало, говорил: «Парни, нам надо перетащить сюда все булыжники». И по этому поводу собиралось 100 человек, они покурят, походят кругами вокруг булыжников, поспорят, как лучше перекатить камни, остановятся на полпути, снова покурят, снова поорут друг на друга, обсуждая методы перемещения валунов. В итоге ты придешь к концу дня и обнаружишь, что работа сделана. Но вот пригнать экскаватор, поднять камень и за полчаса перетащить его, куда надо, – это слишком просто, они в Таиланде так не работают. А потом мы нашли местного парня, владельца тяжелых строительных машин. Мы его наняли, он пришел на площадку, наорал на всех, погонял всех, и после этого никто не тупил – дела начали делаться быстро и четко. Но первый месяц без него был сплошным адом».

Эшби: «Было очень жарко. Мы снимали в тропиках, но это не умерило наши алкогольные аппетиты – люди стояли, потели, а вокруг пахло, как в перегонном цехе. А иногда они просто отключались и падали в грязь. Всем было очень нехорошо на тот момент».

Уилсон-Сампрас: «Я была скучной пай-девочкой, которая заканчивала работу и шла к себе в комнату. Это всегда, как ни прискорбно, соответствовало моей рабочей этике. Я хорошо помню, как все там веселились. А я тоже веселилась, просто по-другому. Не уверена даже, что мне на тот момент уже исполнилось 21. Со мной поехала мама, и мы от души попутешествовали по округе. Красивейшее место все-таки».

 

«Я ССАЛ КРОВЬЮ»

 

После завершения съемок в Таиланде зрители тестовых просмотров говорили создателям, что фильм получился отличным, но есть одна большая проблема.

Эшби: «Мы закончили съемки, и собрали рабочую версию фильма, и вот тогда-то выяснилось, что в нем не хватает больших сцен со знаковыми боями».

Касанофф: «Когда мы показали аудитории первую версию фильма, все зрители отреагировали одинаково: «Нам нравится все, что мы видим. Но в фильме не хватает драк». Нам пришлось вернуться, потратить еще денег и доснять сцены боев».

Андерсон: «Мы добавили сцены с моими любимыми боями, где Скорпион дерется с Джонни Кейджем, а Рептилия бьется с Лю Каном. У нас был прекрасный координатор трюков, но по мере съемок я захотел добавить больше электрической атмосферы гонконгских боевых искусств. Робин подходил для этого лучше всех, и он ставил дополнительные эпизоды боев. Он был актером, но начинал в Гонконге каскадером. Работал с Джеки Чаном. Много всего знал. Если посмотреть сейчас на «Смертельную битву», то впервые в западном фильме использовались масштабные китайские трюки с проволокой. Естественно, «Матрица» спустя несколько лет сделала это на совершенно ином уровне. Но по тому времени «Смертельная битва» смотрелась очень прогрессивно».

Шоу: «Несмотря на то, что фильм хотелось сделать как можно более реалистичным, это все равно была экранизация видеоигры, и она должна быть стилизованной. Движение не должно прекращаться. Персонажи не могут ходить на перекур или балдежничать. Если Скорпион хочет кого-то замочить, он просто безжалостно ломанется на этого чувака. То же касается и Рептилии. Не должно быть таких сцен, где один валит другого, сразу размагничивается, тот встает, и они снова схлестываются. Это тоска зеленая!»

Андерсон: «Робин оценивал бои. Давал им один, два или три балла. Эти цифры означали, сколько ребер он покалечил во время драки. Бой с Рептилией вышел на три балла, и он считал, что угодил мне вовсю. Еще помню Линдена Эшби. Он жрал горстями анальгетики, «адвил», что твои M&M’s. Во время того боя мы его чуть в гроб не заколотили. Помню, он идет такой со съемочной площадки и ноет: «Столько боли никогда в жизни не испытывал!» А я ему такой: «У тебя сколько ребер сломано? У Робина – три!».

Шоу: «Самое сложное в бое Джонни и Скорпиона было убедить Линдена, что он может все. Он же актер. Он постоянно требовал себе дублера-трюкача. Я говорил ему: «Линден, ты способен все сделать сам. Чем больше сделаешь ты, тем реалистичнее и достовернее получится сцена». Он купился на это. «Ну да, тебе всыплют по первое число. Весь покроешься фингалами, но выглядеть при этом будешь великолепно».

Эшби: «Я бился с Крисом Касамассой (исполнитель роли Скорпиона. – прим. THR), который был моим учителем, как ни странно. В том бою Крис заехал мне по почкам рубящим ударом с ноги. На мне были щитки, но его нога прошла между ними и вошла мне прямо в почки, со всей дури. Я потом ссал кровью. Было дико больно».

Шоу: «Моя драка с Рептилией должна была смотреться более подвижно. В этой сцене я все делал сам. Во время одного трюка Рептилия швырнул меня, я влетел в какую-то колонну и реально раздробил себе два ребра. Никак не ожидал, что ударюсь о край колонны. К тому же это был мой десятый дубль, и я малость подустал. Но никому не сказал. А смысл? Если бы я сознался, что сломал два ребра, съемки бы свернули, и прощай, мои мечты о Голливуде. Боли испытывал мучительные. Я принял кучу «адвила» и продолжил съемки боя с раздробленными ребрами. Говорю Киту Куку, который играл Рептилию: «У меня справа ребра болят, туда не бей». Вытерпел весь бой и сразу поехал в больницу».

 

«НАС ВЫСТАВИЛИ ИЗ ДВУХ ЗВУКОЗАПИСЫВАЮЩИХ КОМПАНИЙ»

 

Саундтрек «Смертельной битвы» был очень смелым, на нем электронная танцевальная музыка использовалась так, как никогда прежде в голливудском фильме. Заключить контракт с рекорд-лейблом было задачей практически невыполнимой.

Касанофф: «Саундтрек к фильму стал первым платиновым диском электронного дэнса в истории. Мы настояли на том, что будем использовать электронную танцевальную музыку, в те времена это считалось безумием. Нас выставили из двух звукозаписывающих компаний. У нас была крупная сделка с Sony. По тем временам за саундтрек можно было получить кучу денег – сейчас такого уже нет. Мы заходим и выкладываем нашу идею. Электронный дэнс. А нам говорят: «Нет, мы вот что хотим – Buckethead!» Это был такой чувак, который играл на гитаре с ведром на голове. Мы такие: «Ну, на гитаре он неплохо лабает, конечно…» А они хотели, чтобы этот Бакетхэд устроил гитарную дуэль с Эдди Ван Халеном или типа того. Но мы настаиваем на электроночке, и нас выгоняют. Тогда мы идем в Virgin Records. Заходим и говорим: «Есть отличная тема: электронная танцевальная музыка». А там говорят: «Да, круто, а как насчет Джанет Джексон?» Я, кстати, ее обожаю, но мы говорим: «Чего? Джанет Джексон в «Смертельной битве»?» И нас опять турнули. В итоге мы остались без контракта на пластинку. К счастью, студия нас поддержала и позволила так сделать. Мы сами собрали саундтрек к «Смертельной битве» и отдали его маленькому лейблу, о котором никто никогда не слышал. А на выходе получили первый платиновый диск электронной танцевальной музыки».

Джордж С. Клинтон, композитор: «На первом тестовом просмотре они поставили временную аранжировку, традиционную такую музыку с оркестром из боевиков. Понятно, что целевая аудитория, привыкшая слушать техно во время игры, такому повороту не обрадовалась. А я воспользовался возможностью, чтобы сочинить метод, который я назвал «Техно-Тайко-Орко». Ядром моей музыки было техно, потом шел слой азиатских этнических приемов (японские барабаны тайко, флейта сякухати, тувинский горловой певец), а завершал все это оркестр. Но это был не обычный оркестр, а тестостероновый! В нем не было никаких инструментов в скрипичном ключе (флейт, кларнетов, труб, скрипок и так далее). Было только 16 альтов, 14 виолончелей, шесть басов, много желтой меди и перкуссии. Звучало все очень объемно. Когда музыкальные супервайзеры Джон Хулихан и Шэрон Бойл познакомили меня с фокусником гитары Бакетхэдом, я сразу понял, что ему тоже суждено сыграть в моей партитуре важную роль».

Касанофф: «У меня есть партнер по компании, Джимми Йеннер. Помимо всего прочего, он – один из величайших музыкальных продюсеров всех времен. В фильме про драки обязательно должен быть драйвовый бит. Нужен танцевальный ритм. Должны присутствовать такие биты, которые сподвигают зрителей на участие в драке, а не на наблюдение со стороны. Мы должны вовлечь их. Так как это Mortal Kombat, то нам нужен был какой-то актуальный и забористый жесткач. Поэтому мы и остановились на такого рода музыке. Мы прочесывали клубы, искали нужных людей, и они давали нам свои треки. Так мы собрали вокруг себя лучший народ в музыке. Просто шарили, рыскали, пробовали и копались. Так все и делалось. Музыка в фильме должна обслуживать картину. Должна обслуживать сцену. Если посмотреть любой из этих боев без музыки, через 30 секунд уже все станет ясно. Вот и весь фокус – мы просто делали то, что должно было сработать».

Клинтон: «Для фильма подобрали убойное техно, включая ту нетленку Immortals, и усложнили мне задачу. Надо было постараться, чтобы мое техно соответствовало уровню».

 

«Я БЫЛ В ДИКОМ УЖАСЕ»

 

Фильм уходит на постпродакшн, и вся команда ждет 18 августа, дату релиза. Ко всеобщему удивлению, фильм продержался на 1-й строчке бокс-офиса три недели.

Ламберт: «Пока шли съемки «Смертельной битвы», все в киноиндустрии были в больших сомнениях насчет проекта. Мы понятия не имели, выстрелит ли он».

Андерсон: «Я был в диком ужасе перед стартом. Пойдет ли фильм? Или ляжет? Будет ли у меня дальнейшая карьера? Выгонят ли меня из Америки ссаными тряпками? Я думал: «Боже, я совсем не хочу быть сейчас в Лос-Анжелесе. Хочу поехать куда угодно, неважно куда». Мы с моей тогдашней подругой отправились на Гавайи, забрались там в какую-то тьмутаракань, и, конечно, именно там я прочитал в газетах, что наш фильм на первом месте. И я такой: «Черт дери! Почему мы не в Лос-Анжелесе? Я снял фильм, попавший на первое место. Я должен быть там, пожинать плоды успеха». Но за поездку на Гавайи я уже заплатил, поэтому мы так там и просидели до конца».

Бун: «Помню, что проснулся воскресным утром, включил CNN и услышал: «Смертельная битва» собрала $23,3 млн в первый уикенд». А за всю историю только один фильм собрал в августе больше нас, так что это было мощно».

Апелян: «Никто из нас не сомневался, будет ли фильм успешным. Но мы были изумлены тем, что он продержался на первом месте три недели подряд. Вряд ли кто-то из нас ожидал такое».

Касанофф: «Я обещал Нилу Д. Никастро из Midway, что адаптирую эту штуку под все виды искусства и коммуникации, какие только есть на свете. «В общем, того мужика мы используем в сериале, а в шоу задействуем вот это». Дошло до того, что в день выхода фильма я сел на самолет до Кэтскиллс и полетел на репетиции постановки в Радио Сити Мюзик-холле. И я так еще несколько лет ездил с одних съемок «Смертельной битвы» на другие».

Андерсон: «После «Смертельной битвы» я хотел попробовать что-нибудь новое. Президент New Line Майк Де Лука поинтересовался, будет ли мне интересно снять «Смертельную битву 2: Истребление». В итоге я начал снимать совершенно другое. Дальше я снял «Сквозь горизонт», очень мрачную картину, почти полную противоположность «Смертельной битве». После этого я расправил крылья. Сейчас я вспоминаю то предложение и думаю: «А может, и надо было соглашаться». Именно поэтому в дальнейшем, когда я работал над «Обителью зла», чувствовал, что если снова возьмусь за такую экранизацию, то на этот раз буду держаться ее до самого конца. За этой франшизой я буду присматривать до последнего. Ирония судьбы состоит в том, что, отказавшись снимать вторую «Смертельную битву», я в итоге снял пять «Обителей зла».

Материалы по теме

  • «Внутри Льюина Дэвиса» получил Gotham Awards

    03 декабря 2013 / Редакция THR Russia

    В понедельник вечером в Нью-Йорке прошла 23-я церемония вручения независимой премии Gotham Awards.

    Комментировать
  • Джошуа Оппенхаймер снял сиквел документального фильма «Акт убийства»

    30 апреля 2014 / Редакция THR Russia

    Фильм номинированного на «Оскар» режиссера под названием «Взгляд молчания» расскажет о геноциде в Индонезии с точки зрения его жертв.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора