Эмма Уотсон: «Он, я и платье...»

Эмма Уотсон: «Он, я и платье...»
Фото: Art Streiber

Эмма Уотсон легко переходит из одной сказки в другую. Десять лет она носила мантию и колдовала с помощью волшебной палочки на съемочной площадке «Гарри Поттера», а теперь превращает чудовище в принца силой любви. Ради того, чтобы примерить знаменитое желтое платье Белль, актриса даже отказалась от съемок в «Ла-Ла Ленде». В интервью THR Эмма рассказала о том, в каких муках рождался культовый наряд, сколько нужно репетировать, чтобы танцевать на облаках, и чем она занимается на досуге.

Как девушка не могу не начать с вопроса о том самом желтом платье. Волновались, надевая его? Ведь это же поистине культовая вещь!

(Улыбается.) Все вокруг только и делают, что спрашивают — не волновалась ли я, ведь надеть такое платье в первый раз — целое событие. Но на самом деле все мысли были только о том, чтобы во время танца не покалечить себя или Дэна (Стивенса — исполнителя роли Чудовища. — THR).

???

Ну представьте: огромный бальный зал, я в желтом платье и туфлях на каблуках, Дэн в костюме чудовища, и нам ни в коем случае нельзя забывать все эти па. Самые настоящие «Танцы со звездами»! (Эмма говорит о Strictly Come Dancing — популярном британском шоу, в котором звезды и другие известные люди выступают в паре с профессионалами. — THR.) Только и думаешь, как бы остаться в образе и не переломать ноги ни себе, ни партнеру…

Участвовали в создании платья Белль?

Конечно. Знаете, у нас была чудесный художник по костюмам — Жаклин Дюрран («Оскар» за «Анну Каренину» (2012) и еще три номинации. — THR). Но тут еще дело в том, что в фильме не так много сцен, где можно увидеть, как между Белль и Чудовищем зарождается любовь. И танец — как раз один из таких ярких моментов. С него, можно сказать, начинается их история: о, неужели у меня есть к нему чувства, это так неожиданно! Мы старались, чтобы костюмы были более традиционными и соответствовали времени действия нашей истории. Но платье оказалось довольно сложной конструкцией — эти обручи на юбке, тяжелая ткань. Конечно, в мультфильме оно выглядело очень легким, парящим, но в реальности казалось, что вальсируют трое, и стало понятно, что в таком виде у нас с ним ничего не получится. Поэтому решено было использовать шифон. Так что наряд прошел через множество трансформаций. Была версия 1.2 и 2.3, но в конце концов получилось то что надо, и у меня появилось то самое — нужное для передачи настроения — ощущение, что под ногами не пол, а облака. Это так романтично!

Кстати, дочке Дэна всего пять лет, и наверняка у нее тоже были идеи насчет платья?

О да, у нее были очень серьезные замечания по каждому эскизу! (Смеется.)

А в детстве вы никогда не примеряли платье Белль? Или наряды других диснеевских героев?

Как-то была Покахонтас, а вот Белль — не довелось. (Улыбается.) Хотя ее синий передник меня очень привлекал…

Передник?

Ну да. Мне всегда нравились идиллические пасторали. Этакий рустик шик (стиль в дизайне и интерьере, для которого характерны простота линий, яркие, но не кричащие цвета. — THR). Знаете, жить в Провансе, ходить с корзинкой за покупками, каждый день есть свежий хлеб и сыр… Ну и, конечно, синий передник. По-моему, здорово! Вам так не кажется?

Фото: Art Streiber

В этом что-то есть. Но вернемся к сцене бала. Вы сказали, что она получилась романтичной. Даже больше, чем в мультфильме?

Это, конечно, довольно смелое утверждение, но, думаю, да. (Улыбается.) Наш танец получился настоящим, живым. Открою секрет: во время репетиций просто-таки заставляла всех коллег тренироваться со мной. Мы все были потные, оттоптали друг другу ноги, постоянно ошибались. И конечно, я поддерживала Дэна, а он — меня, ведь ему тоже приходилось нелегко на этих его ходулях. Так что танец нас всех объединил. И это было очень трогательно. Помню, когда в первый раз все наконец вышло как надо, мы с Дэном просто стояли, смотрели друг на друга и не могли поверить!

История «Красавицы и Чудовища» любима не одним поколением зрителей. Вам не кажется, что сейчас она актуальна как никогда?

Я думаю, главная причина того, почему у этой истории столько разных вариантов, — в том, что она, по сути, стала частью нашего культурного кода, и когда мы смотрим на героев, то ассоциируем их с собой. В ней есть очень важная мысль — о том, что в каждом человеке уживаются две противоположности, о балансе между женским и мужским началом и о том, что надо стараться разглядеть то, что скрыто под внешней оболочкой. И это находит отклик у каждого.

А когда в последний раз вы испытывали эмоции, которые можно было бы назвать ужасными и прекрасными одновременно?

 Во время посещения Йосемити (национальный природный парк в Калифорнии. — THR). Я стояла на краю горной вершины: под ногами обрыв, вокруг острые скалы — и это было ужасно. В смысле очень страшно, но и вид открывался такой, что дух захватывало.

Фото: Art Streiber

Ни для кого не секрет, что вы много сил отдаете правозащитной деятельности. Это как-то повлияло на то, какой в итоге получилась Белль?

Знаете, на самом деле именно Белль во многом вдохновляла меня саму. Послушайте, что она поет: «Я хочу сделать больше, чем от меня ожидают люди, изменить положение вещей, но не знаю как». Сколько здесь внутренней силы, уверенности и даже бунтарства! Помню, что, когда смотрела мультфильм, слушала песни, думала: это не просто слова — она говорит для меня. Ее желания находили отклик в моей душе. Думаю, что стала такой, какая есть, в том числе благодаря ей.

То есть сильная женщина Эмма Уотсон превратит «Красавицу и Чудовище» в историю о девушке, которая сама решает свою судьбу?

Думаю, Белль не нуждается в том, чтобы ее во что-то превращали. Я хочу сказать, что наш фильм должен, так или иначе, отражать реальность. В нем не может быть столько условностей, как в анимации. И если моя героиня работает в саду, учит чему-то других или уж тем более собирается доехать верхом до замка с привидениями, то это займет энное количество часов и нельзя делать что-то подобное в балетках. Поэтому для меня было важно, чтобы моя героиня носила практичную, удобную и аутентичную одежду, чтобы можно было поверить в то, чем она занимается… Я вообще всегда принимаю участие в создании костюмов, потому что для меня это один из способов понять свою героиню. Это очень важная часть в работе над ролью.

Однако съемки — это только часть вашей жизни. Вы продолжаете учебу в колледже, а кроме того, получили лицензию на преподавание йоги…

Все верно. Правда, я больше занималась тем, что касается медитативных практик. Вообще, здорово, что в этом году получилось посещать занятия. А еще у меня был книжный клуб, и знаете, это такое удовольствие — читать книги одну за другой!

Вы все еще собираетесь получить степень магистра?

Я думаю об этом, но пока не уверена…

«Красавица и Чудовище» (Beauty and the Beast)

WDSSPR / США / Режиссер: Билл Кондон / В ролях: Эмма Уотсон, Юэн МакГрегор, Дэн Стивенс, Люк Эванс, Эмма Томпсон, Гугу Эмбата-Ро, Джош Гад, Иэн МакКеллен, Стэнли Туччи, Кевин Клайн / Премьера 16 марта

Материалы по теме

  • Рецензия: «Красавица и Чудовище»

    07 марта 2017 / Leslie Felperin

    Эмма Уотсон и Дэн Стивенс играют в сказке 26-летней давности, ремейке фильма 1991 года студии Disney.

    Комментировать
  • Джош Гад хотел бы, чтобы Чудовище звали Владимиром

    10 марта 2017 / Жанна Присяжная

    THR отправился вслед за составом фильма «Красавица и Чудовище» в Лос-Анджелес – послушать, как поет Люк Эванс, узнать, как к съемкам в Голливуде допускают лошадей-антисемитов и выяснить, почему картина – не сказка для девочек.

    Комментировать
  • «Красавица и Чудовище»: Сказка о стокгольмском синдроме

    16 марта 2017 / Ольга Маршева

    THR попытался разобраться, удастся ли вчерашней Гермионе привнести в знакомый всем образ что-то свое, а у режиссера Билла Кондона создать дивный новый мир, сохранив дух и стиль старого.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора