Хавьер Бардем: «Я все равно поступаю по-своему…»

Хавьер Бардем: «Я все равно поступаю по-своему…»
Фото: Robert Maxwell

Приглашая Хавьера Бардема на роль капитана Салазара в пятой части «Пиратов Карибского моря», легендарный продюсер Джерри Брукхаймер заявил, что одно присутствие испанца не площадке — гарантия успеха. Между тем, встретившись с актером перед выходом картины, THR с удивлением узнал, что до приглашения в проект тот не видел ни одной серии миллиардной франшизы.

В «Пиратах Карибского моря» вы новичок, хотя эта сага для вас не совсем чужая: ваша жена Пенелопа Крус снималась в предыдущей части…

Да, она сыграла возлюбленную Джека Воробья. Я тогда присутствовал на площадке, и меня подкупила царившая там дружеская атмосфера, которую создал Джерри Брукхаймер. И Джонни Депп был превосходен! Вообще, отличная вышла картина: смесь юмора, доброты и мелкого злодейства просто очаровывала. Но, должен признаться, я толком не видел ни одной серии, хотя люблю подобное кино и, например, фанатею по «Звездным войнам». Но зато сейчас посмотрел все фильмы и был впечатлен.

Вам предстояло сыграть настоящего морского волка. Как готовились к роли? Учились править кораблем? Или навыков управления яхтой оказалось достаточно?

А откуда такая уверенность, что у меня есть яхта и я умею ею управлять? Думаете, раз известный актер, то обязательно должна быть собственная посудина? (Смеется.) Упаси боже, у меня сроду не было яхты! Я честно учился управляться со штурвалом, но это оказалось безнадежным делом. Так что предпочел дублера и наблюдал за происходящим из своего трейлера. (Смеется.)

Я заметила четкую тенденцию: после «Ешь, молись, люби» вы играли только отрицательных персонажей. Вот и в «Пиратах»…

Серьезно? Дайте-ка вспомню. В «Советнике», например, не сказал бы, что мой герой негодяй, скорее — жертва. Остальные, вы действительно правы, одни злодеи. Но такова актерская судьба: играешь, что дают. А что делать — семью-то кормить надо? Конечно, Антон в фильме «Старикам тут не место», Сильва в «007: Координаты «Скайфолл» — просто образцовые негодяи, но если к ним присмотреться…

Вы с Пенелопой очень достоверно изображаете чувства на экране. Семейная жизнь помогает так точно входить в образ?

Да. Мы помогаем друг другу, я беру что-то у нее, она у меня.

К слову, о семье: ваши родные ведь были не чужды искусству?

Да, у меня было театральное семейство. Мама, дядья, братья, дед — все буквально жили сценой. И моя первая роль была в шесть лет. Ну а дальше покатилось…

И докатилось до Голливуда и «Оскара» (за роль второго плана в «Старикам тут не место», 2008. — THR). Кстати, я заметила одну особенность: ваш испанский совсем не такой, как, скажем, у Антонио Бандераса. Другие интонации. Специально это делаете?

Именно Антонио сказал мне однажды: «Кончай с этим псевдоакцентом! Ты американский актер и должен разговаривать на испанском, как положено тем, кто снимается в Голливуде». Но я все равно поступаю по-своему — так меня лучше понимают.

Фото: Robert Maxwell

И тактика работает. Вы лауреат всевозможных наград. Они помогают в работе?

(Смеется.) Ну, конечно, получать их очень приятно — чувствуется, что тебя признали. С другой стороны, гораздо важнее, как ты сам себя оцениваешь, а все эти премии что-то вроде приятного бонуса.

Известно, что у двух зрителей, смотревших «Старикам тут не место», прямо во время сеанса случился инфаркт, и они умерли. Вы чувствуете себя виноватым?

Нет, нисколько. Они знали, что идут смотреть не «Вики Кристину Барселону», а жесткий, даже жестокий мир братьев Коэн. Так что пусть пеняют на себя.

Если Коэны снова вас позовут, пойдете?

Да, конечно. Возможностью поработать с такими мастерами не разбрасываются. Именно благодаря им и Иньярриту я получил призы за лучшую актерскую работу в ленте «Старикам тут не место» на Каннском фестивале в 2007 году и за фильм Алехандро «Бьютифул» в 2010-м. И хотя награды для меня не главное, это большая честь, особенно для испанского актера, каковым себя и считаю.

В Голливуд вы ведь так окончательно и не переехали?

Я никогда не жил там по-настоящему. Максимум полгода было, когда сын родился, — вот он у нас с Пенелопой американец. Сам же предпочитаю Нью-Йорк. Это мой город, который никогда не променяю на суету и гламур. Мне нравится его ритм, отношения людей…

Погодите, погодите, вы неоднократно заявляли, что ваш дом в Мадриде. Откуда вдруг Нью-Йорк взялся?

А что, у человека должен быть только один дом? Я живу здесь или в Мадриде, а снимаюсь вообще в третьем месте… Иногда даже не знаю, где сейчас нахожусь. Мой дом там, где работа.

Вас зовут в европейские фильмы?

Постоянно. Но в Америке легче работать. Во Франции, в Италии, в Германии сложно получить роль из-за незнания языка. А в Голливуде ты можешь играть любых иностранцев. Вот, пожалуйста, в «Пиратах» меня сделали испанским капитаном. И это имело смысл, ведь в те времена океан покоряли мои соплеменники. А раньше на эту роль, кажется, претендовал Кристоф Вальц. Он был бы, наверное, немецким или австрийским морским волком.  

Фото: Robert Maxwell

А как вы вообще относитесь к франшизам?

С большим пиететом. (Смеется.) Франшизы — тем более такие как «Пираты» или «Звездные войны» — показатель зрительского успеха. Кроме того, тут есть личный момент: у нас с Пенелопой семейная эстафета — она снималась в четвертой части, а я в пятой. И прежде чем я принял у нее палочку, мы успели произвести на свет двоих детей (их сын Леонардо родился за три месяца до премьеры четвертых «Пиратов», в январе 2011-го, а дочь Луна в июле 2013-го. — THR).

Вы признанный актер с богатым опытом. А бывает такое, что вы смотрите на работу коллеги и говорите себе: «Черт возьми, как он это делает?»

Хм… Сложно выбрать кого-то одного. Ну, пожалуй, Аль Пачино в «Крестном отце 2», сцена в ресторане. Когда Майкл Корлеоне решает убить этих двух парней, то все его намерения и мысли ясно отражаются не только в глазах, на лице, но и в каждом движении, повороте тела. Фантастическая энергетика при минимуме движения. Потрясающий актер, мой любимый. Всегда повторяю: «Я не верю в бога. А верю в Аль Пачино».

Кстати, о нем. Джулиан Шнабель (режиссер, снимавший Бардема в фильме «Пока не наступит ночь», 2000, более известный драмой «Скафандр и бабочка», которая получила в 2008 году 4 номинации на «Оскар». — THR) писал, что вы с Аль Пачино и Фрэнсисом Фордом Копполой являетесь самыми выдающимися творческими людьми современности.

(Улыбается.) Стараюсь соответствовать.

 …А еще, что у вас великолепное тренированное тело, вызывающее зависть.

Как и у всякого актера, тело — мой рабочий инструмент. И если оно вызывает зависть у коллег, значит, я хорошо потрудился.

«Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» (Pirates of the Caribbean: Dead Men Tell No Tales)

США / WDSSPR / Режиссеры: Хоаким Роннинг, Эспен Сандберг / В ролях: Джонни Депп, Джеффри Раш, Хавьер Бардем, Орландо Блум, Кая Скоделарио, Брентон Туэйтс / Премьера 25 мая

Материалы по теме

  • Питер Сарсгаард, Хавьер Бардем и Пенелопа Крус в байопике о наркобароне Эскобаре

    19 октября 2016 / Редакция THR Russia

    Люк Бессон озвучил готовность финансировать и всячески поддерживать съемку и производство нового биографического фильма.

    Комментировать
  • «Пираты Карибского моря»: Йо-хо-хо и бутылка Джеку

    24 мая 2017 / Николай Долгин

    THR разбирается в хитросплетениях сюжета пятых «Пиратов Карибского моря».

    Комментировать
  • Рецензия: «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки»

    25 мая 2017 / Андрей Писков

    Дохлый номер Джека Воробья.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора