Модная правда

Модная правда
Кадр из фильма «Валентино: Последний император»

Как дизайнер-«вундеркинд» Зак Позен покоряет подиумы, как злится Анна Винтур и строит бизнес панк-икона Вивьен Вествуд? Узнать, а точнее, увидеть это проще простого — есть документальные фильмы о моде, которые переживают небывалый подъем. THR разобрался, в чем причина процветания такого кино, и узнал, почему его режиссеры часто ссорятся с модельерами.

Появившийся в американских кинотеатрах в июле «Маккуин» (российская премьера назначена на 1 ноября, — THR) посвящен дизайнеру Александру Маккуину — сыну таксиста, завоевавшему парижский Haute Couture. Love, Cecil рассказывает о жизни легендарного фотографа и художника по костюмам Сесила Битона, а «Вествуд: Панк, икона, активист» — о британской бунтарке от мира моды Вивьен Вествуд.

Кадр из фильма «Вествуд: Панк, икона, активист»

«Сейчас действительно плодотворное время для подобных картин. Люди все чаще задумываются об индивидуальности, а мода тесно связана с этим понятием и экстраординарными личностями», — считает Кейт Новак, снявшая The Gospel According to André — историю о пути к славе и борьбе с расизмом бывшего редактора Vogue Андре Леона Тэлли.

«Документальные фильмы о модной индустрии особенно кинематографичны, потому что там есть много интересных персонажей», — отмечает Кара Кушумано, программный директор фестиваля «Трайбека», где в этом году представили вышеупомянутые биографии Маккуина и Тэлли и «Желтый под запретом» — ленту о китайском дизайнере Гуо Пей, авторе знаменитого желтого платья с огромным шлейфом, в котором певица Рианна появилась на Met Gala 2015.

10–15 лет назад дела обстояли иначе. В 2006-м режиссер и спецкор Vanity Fair Мэтт Тирнаур пытался найти бюджет на «Валентино: Последний император» — киноисторию о дизайнере Валентино Гаравани и его партнере Джанкарло Джамметти. И сделать это было непросто: киностудии и потенциальные спонсоры хором заявляли — документальные фильмы о моде обречены на провал.

«Удивительно, но в то же время «Проект Подиум» (реалити-шоу о начинающих дизайнерах, — THR) был хитом на телевидении», — вспоминает Тирнаур. Даже когда ему удалось найти 1,2 $ млн, а получившаяся картина (премьера состоялась в 2008 году) собрала положительные отзывы, дистрибьюторы не спешили приобретать ее. В итоге Мэтт занимался распространением собственными силами. Однако вскоре появился фильм, который дал жанру надежду.

Кадр из фильма «Валентино: Последний император»

«Все началось с нескольких показов в Нью-Йорке», — рассказывает Р. Дж. Катлер, автор «Сентябрьского номера» — документальной хроники работы над самым объемным в году номером американского Vogue. Картина планировалась для ТВ, пока продюсер Молли Томпсон не предложила сделать из нее полнометражный проект для больших экранов. В итоге «Сентябрьский номер» собрал 6,4 $ млн, что по сей день является рекордом в этой сфере.

Стартовый бюджет фильмов о модном закулисье всегда невысок и варьируется от 500 $ тыс. до 2 $ млн, они не претендуют на статус блокбастеров и направлены на узкий сегмент аудитории. «В этом есть плюс — вы можете предсказать прибыль еще до выхода», — подчеркивает Бронвин Косгрейв, историк моды, спродюсировавшая историю о визажисте Кевине Окойне, работавшем с Барброй Стрейзанд и Николь Кидман, — Larger Than Life: The Kevyn Aucoin Story. Косгрейв также считает, что у жанра есть большой пласт потенциальной аудитории в социальных медиа, на которые создателям стоит обращать больше внимания.

Виажист Кевин окойн и супермодель Кристи Терлингтон

Когда режиссеры «Маккуина» Айан Бонхот и Питер Эттедги презентовали будущий проект на берлинском кинорынке в 2017 году, у них не было связей в индустрии. Однако фильмом заинтересовались организаторы крупной выставки Метрополитен-музея Savage Beauty, посвященной творчеству модельера. «У нас были отличные распространители и спонсоры», — подчеркивает Эттедги. «Маккуин» собрал 700 $ тыс. за первые четыре недели в Британии. «Все дело в неординарности, гениальности таких личностей, как Александр Маккуин. Именно их истории приводят людей в кинотеатры», — считает CEO дистрибьюторской компании Bleecker Street Эндрю Карпен.

Некоторые картины напрямую спонсируются брендами или героями. Такое сотрудничество обеспечивает режиссеру длительный допуск к закрытым архивам и исчерпывающую информацию от первых лиц. Однако если он стремится снять полностью независимое кино, это чревато проблемами. «У представителей модных марок огромное эго и корпоративная поддержка. Если им не понравится итог, они могут заставить вас все уничтожить или полностью переделать», — рассказывает Мэтт Тирнаур, который воевал с Валентино шесть месяцев. Режиссеру угрожали судом и обещали сделать все, чтобы премьера не состоялась.

Впрочем, когда фильм все-таки вышел и имел успех у зрителей, конфликт был исчерпан. «Все зависит от того, как выстроить общение. Надо донести до представителей бренда: даже если фильм вызовет у публики негативную реакцию, это все равно отличная реклама», — подсказывает выход Бронвин Косгрейв.

Попытки выстроить диалог, однако, не спасли от проблем Celebration, рассказывающий о последнем показе Ива Сен-Лорана. Картина была показана лишь однажды, на Берлинском фестивале в 2017 году, затем партнер модельера Пьер Берже добился остановки ее распространения. Он был возмущен тем, насколько болезненным и сконфуженным показан Сен-Лоран. Впоследствии Берже снял о нем три собственных фильма.

Вивьен Вествуд дала Лорне Такер (режиссер фильма «Вествуд: Панк, икона, активист», — THR) двухгодичный доступ к любой информации о своем бизнесе и жизни и оставила за ней право финального монтажа. Однако в итоге картину раскритиковали в твиттере бренда: «Это недоразумение, фильм посредственный и скучный, тогда как Вивьен и Андреас (Кронталер — супруг дизайнера, — THR) — нет».

Такер рассказывает, что после этого некоторые журналы отказались печатать рецензии, боясь потерять рекламную прибыль от Vivienne Westwood. «С критикой на меня обрушилась не только Вивьен, но и ее сыновья», — жалуется режиссер. — В один прекрасный момент я подумала: черт, может, стоило просто сделать все, как она говорит?»

В отличие от Такер, проявившей самостоятельность, автор Нouse of Z — ленте о семейных коллизиях дизайнера Зака Позена, Санди Кронопулос отдала пульт управления в руки своего героя. «Люди из модной индустрии очень заботятся о том, как выглядят со стороны, им важно все контролировать, я пошла навстречу», — объясняет она. «Это был пугающий опыт, но Санди отказывалась делать фильм без меня. И я уважаю ее за это, — говорит Позен. — Кстати, после съемок задумался — может, и мне стать режиссером?»

Материалы по теме

  • «Золотой Глобус 2017»: лучшие наряды

    09 января 2017 / Ольга Белик

    THR придирчиво отобрал лучшие, на его взгляд, наряды звезд на красной дорожке.

    Комментировать
  • Красота в каждом стежке: Юбер де Живанши

    29 апреля 2018 / Анна Бирюкова

    В память о великом кутюрье THR вспомнил основные вехи его биографии и творчества.

    Комментировать
  • Дресс-код клана

    05 октября 2018 / Booth Moore

    Марчи Роджерс, художник по костюмам драмеди Спайка Ли «Черный клановец», возвращает на большой экран модные среди борцов за права темнокожих тренды 1970-х.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора