Иван Янковский сыграл в спектакле «Утиная охота»

Иван Янковский сыграл в спектакле «Утиная охота»
Иван Янковский в спектакле «Утиная охота»

Театр им. Ермоловой свой новый сезон начал с посвящения Вампилову, точнее, его 80-летию. Для постановки художественный руководитель театра Олег Меньшиков выбрал «Утиную охоту» – одну из самых востребованных пьес, написанную драматургом 50 лет назад.

Спектакль ждали с того момента, как стало известно, что ставить его будет Евгений Марчелли, а на главную роль приглашен Иван Янковский. Актер сейчас на взлете - много и успешно снимается в кино, ярко проявил себя на сцене родного театра, Студии театрального искусства Сергея Женовача.  И, посмотрев спектакль, приходишь к выводу: лучшего исполнителя роли «Зилова нашего времени» трудно и представить. Так точен артист в каждой интонации, в каждом движении и жесте, такая энергетика в этом худеньком молодом человеке, которая заполняет и захватывает весь зал. В этой роли он как в костюме, сшитом на заказ прекрасным портным. Его трактовка образа Зилова отличается от всех предыдущих, но ведь Иван Янковский играет нашего современника, и этим все сказано. Точно так же сыграл в 1979 году инженера Зилова, «героя своего времени» Олег Даль в фильме «Отпуск в сентябре» режиссера Виталия Мельникова. Или Константин Хабенский, сыгравший в 2002 году слегка растерявшегося героя начала тысячелетия на сцене  МХТ имени Чехова.

За прошедшие 15 лет с той мхатовской постановки в жизнь вступило новое поколение - Иван Янковский из их числа. «Зилова я соотношу с самим собой, по сути, играю самого себя, - признался артист. - Мне тоже это знакомо, я также это чувствую. Тема вечная, и все мы - Зиловы». Иван добавил также, что играет «не конкретного человека, а образ мыслей». Приступая к репетициям, артист, по его словам, для вдохновения, посмотрел разные версии «Утиной охоты» - и фильм с Олегом Далем в роли Зилова, и спектакль с Константином Хабенским. «Они про одно говорили, я - про другое, у каждого своя тема», – такой вывод он сделал.  И с ним невозможно не согласиться. Вспомнить хотя бы образ Зилова, созданный много лет назад Олегом Далем на экране: типичный  интеллигент «эпохи застоя», переживающий острый душевный кризис. Герою Даля явно не было места в той жизни, он планомерно двигался к самоубийству, хотя по воле драматурга этого и не случилось.

Фото: Женя Сирина

О Зилове Янковского этого не скажешь. Он уж никак не выглядит разочарованным героем, наоборот - полон жизни и желаний, живет играючи, ибо считает себя избранным, потому и позволяет себе каждым поступком эту избранность демонстрировать. И это наше русское свойство: «привыкли всех считать нулями, а единицами себя». Потому и розыгрыш друзей, приславших венок на его якобы похороны, Зилов воспринимает как непозволительную смелость с их стороны. И в то же время довольно трезво, словно у него самого позаимствованную шутку. Так что и его игра с ружьем выглядит подобной шуткой. Его герой как будто и думающий, пытающийся в себе разобраться - и в то же время поверхностный и равнодушный. Нет в нем любви, даже к самому себе. Свою жизнь он проживает, как проживают накопленный родителями капитал.  Не зря образ Зилова сразу после появления пьесы критики называли «зеркалом, отражающим судьбу поколения». Невольно вспомнилась картина «Полеты во сне и наяву», главный герой которой, великолепно сыгранный потрясающим Олегом Янковским, дедом Ивана, одна из вариаций того же Зилова. Получается, «зиловы forever»…  

Зилова изначально сравнивали с Печориным. Оба почти ровесники, существование и того и другого двойственно: одна часть каждого живет и совершает какие-то поступки, другая словно наблюдает за первой со стороны, оценивая. Лермонтов в Печорине ухватил суть русского человека, живущего словно начерно, в бегстве от скуки заполняющего свою жизнь чем попало, и главное, это осознающего. Свое развитие тема получила в произведениях Чехова, особенно в его драматургии. Вспомнить хотя бы чеховских трех сестер. Ожидание «светлого будущего» у них становится смыслом жизни, в то время как сама жизнь утекает сквозь пальцы. Вампилов эту тему продолжил, но уже с акцентом на время, в котором жил. Так и не осуществленной мечтой остается для Зилова утиная охота, на которую он который год собирается, но неизвестно, отправится ли когда-нибудь. А разве не так живет огромное число и наших современников? «Мы пока уж как-нибудь перебьемся, но зато потом, в будущем»… Жизнь  проходит в ожидании.

Фото: Женя Сирина

В том, что люди по сути своей не меняются, убежден и режиссер постановщик спектакля Евгений Марчелли: «Человек не меняется вообще, начиная с того героя, которого мы знаем по древнегреческой драматургии, и до наших дней. Меняются обстоятельства, а человек - нет, он продолжает оставаться трагически несовершенным». Марчелли - лауреат нескольких премий «Золотая маска», известный своими экспериментами на сцене при постановках классики . От него ждали чего-то этакого и в случае с «Утиной охотой». Но Марчелли режиссер неожиданный – и в данном случае экспериментировать не стал.

Спектакль решен просто, все действие происходит на авансцене и четко следует ходу пьесы, построенной как воспоминания главного героя. Ее вневременность и в то же время некоторая «привязка» ко времени, когда она была написана, обозначена несколькими штрихами. Никаких гаджетов, нет вездесущих телевизоров, и даже телефон проводной. Кафе «Незабудка» у Вампилова превратилось у Марчелли в типичное кафе с пластиковыми столами и стульями, какие до сих пор не редкость в провинциальных городах. Сюда приходят местные красавицы в блестящих вечерних платьях, чтобы проявить свои таланты. Может, со временем кто-то из них попадет даже в шоу «Голос», а пока они тренируются, исполняя популярный во времена наших бабушек так называемый «городской романс». Девушек в спектакле много, они если не поют, то просто проводят время в этом кафе, скучая. Смена мизансцен решена просто – поднимется занавес, которому предшествует громкий барабанный бой, звучащий, признаться, навязчиво громко. Создает этот грохот постоянно присутствующий в глубине сцены барабанщик. Видимо, в этом есть некий глубокий смысл, заложенный режиссером, да не всеми понятый. Впрочем, тексты Вампилова будут понятны всем и во все времена – публика в зале на них живо реагирует, особенно молодое поколение.

Фото: Женя Сирина

За исключением приглашенного Ивана Янковского, исполнители остальных ролей – артисты Театра им. Ермоловой. И тут режиссерский выбор безупречен: это и Кристина Асмус в роли хрупкой с виду, но сильной по сути жены Зилова Гали, и яркая Дарья Мельникова в роли Ирины, бывшей его любовницы. Удачен и выбор харизматичного Сергея Кемпо на роль официанта Димы, своего рода двойника-антипода главного героя.

Так что есть надежда, что у спектакля «Утиная охота» на сцене Театра им. Ермоловой будет долгая и счастливая жизнь. Во всяком случае, на первом показе молодежь, которой в зале было явное большинство,  приняла этот спектакль с восторгом.

Материалы по теме

  • Максим Матвеев перевоплотился в самую красивую женщину театральных подмостков Англии

    11 сентября 2017 / Эвелина Гурецкая

    Премьерный спектакль Театра Олега Табакова «Кинастон» с Максимом Матвеевым в главной роли обещает стать хитом сезона.

    Комментировать
  • На разрыв аорты: Игорь Миркурбанов в роли господина де Мольера

    18 сентября 2017 / Эвелина Гурецкая

    Премьера нового сезона в театре «Ленком» «Сны господина де Мольера» по воле режиссера стала спектаклем-высказыванием «на злобу дня».

    Комментировать
  • «Маленькие трагедии» в Гоголь-центре

    21 сентября 2017 / Эвелина Гурецкая

    В новой постановке русской классики Кирилл Серебренников соединил, казалось бы несоединимое - Пушкина и рэп.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Письмо редактора