Страсти по Сигаловой: спектакль «Катерина Ильвовна» в театре Олега Табакова

Страсти по Сигаловой: спектакль «Катерина Ильвовна» в театре Олега Табакова
Ирина Пегова в спектакле «Катерина Ильвовна»

Режиссер-постановщик Алла Сигалова взяла за основу очерк Лескова «Леди Макбет Мценского уезда», сделав акцент на психологическом его толковании. Она стала не только режиссером, хореографом, автором либретто, но сама же сделала и музыкальное оформление спектакля. И представила на суд зрителей не просто хореографическую драму, как указано в анонсе, а совершенно новую форму театрального воплощения драматического произведения. Танец, жест, язык тела, музыка, видео и минимум диалогов – вот те выразительные средства, с помощью которых режиссер смогла передать всю глубину одного из самых востребованных  произведений Николая Лескова, русского писателя 19 века. Гениальный Шостакович даже написал оперу «Катерина Измайлова», не говоря уже о множестве экранизаций и театральных постановок этой повести, которую сам писатель называл изначально «криминальным очерком».

Это история  короткой жизни купчихи Катерины Измайловой. Совсем юной она была выдана замуж «не по любви или какому влечению» за вдового богатого купца, влюбилась в его приказчика и, одержимая страстью, совершала одно преступление за другим. «Первую песенку, зардевшись, спеть» - этот эпиграф из русского фольклора выбрал для своей повести Николай Лесков. И, очевидно, именно он стал для Аллы Сигаловой отправным моментом для подбора музыки к спектаклю.

Ирина Пегова в спектакле

Впрочем, о музыке отдельный разговор… На сцене – минимум декораций (сценография Николая Симонова). Дом на заднике сцены как основа мироустройства. Действие начинается со свадьбы Катерины Ильвовны (Ирина Пегова) и купца Зиновия Борисовича Измайлова (Александр Фисенко). Буйство разгульного праздника, веселее которого нет в жизни русского народа, выплескивается на подмостки, захватывая своими бьющими через край эмоциями. А после веселья - ужас первой брачной ночи главной героини с нелюбимым мужем. И эта сцена в трактовке режиссера дает многое для понимания той неудержимой страсти, которая охватит Катерину после первой же ночи любви с красивым приказчиком Сергеем (Александр Горбатов). С ним она познает восторг плотской любви в противовес пытке исполнения «супружеских обязанностей» и уже не в состоянии будет отказаться от мужчины, подарившего ей эти эмоции. Вот в чем разгадка поступков страстной от природы женщины, образ которой в спектакле создает Ирина Пегова. Актриса театра МХТ имени Чехова, обладающая прекрасными женскими формами, соблазнительная и притягательная, с ямочками на щеках, как никто другой подошла для этой роли. В ярких платьях с широченными юбками, она сумела с невероятной экспрессией и эмоциональностью передать суть своей героини, жаждущей счастья, познавшей его в плотской любви и оказавшейся не в силах отречься от своего естества. Даже рождение ребенка от возлюбленного не заменило ей эти эмоции. Именно одержимость страстью движет всеми ее поступками. В сценической версии  Аллы Сигаловой это считывается особенно ярко.

Александр Горбатов и Ирина Пегова

Суть различия между мужским и женским началом раскрывают выстроенные режиссером мизансцены. Вот свекор, Борис Тимофеевич Измайлов, садится на спину кухарки Аксиньи (Яна Сексте). Она для него даже не человек, как не считает человеком Зиновий Борисович свою жену, Катерину, для которого она всего лишь объект удовлетворения  плотских желаний. Таков же и приказчик Сергей. Почувствовав свою власть над Катериной Ильвовной, он возвышается в собственных глазах и испытывает к ней порой явное презрение. Наглядная, жуткая по восприятию сцена, которую придумала Алла Сигалова: Сергей широко шагает по сцене, Катерина, подобно собачке, проползает у него между ног.

На роль Сергея режиссер пригласила артиста театра имени Вахтангова Александра Горбатова, которого заметила в роли Степана, мужа Аксиньи, в недавней экранизации «Тихого Дона» Сергея Урсуляка. По ее словам, он - «абсолютно мужская особь, вызывающая чувство физиологическое». Впрочем, именно о плотском начале в человеке и повесть Лескова, так что, по признанию Аллы Сигаловой, «мы просто следовали за автором». И воплощение этого плотского начала присутствует на протяжении всего спектакля - будь то сцены свиданий Катерины и Сергея, или изумительная по красоте видеоинсталляция, когда обнаженные тела крестьянских девушек из массовки словно сливаются с колыханием травы на черно-белом экране в глубине сцены. И даже сцены преступлений Катерины: сначала отравление свекра за то, что он осмелился избить и запереть в амбаре ее любовника, или последовавшее затем убийство мужа, тело которого любовники закапывают в подвале – а на сцену высыпаются комья черной земли. А затем роды Катерины, уже арестованной за совершенные убийства. Она лишь мгновение держит на руках этот тряпичный  комочек, а потом, как тряпкой вытирает им пол. Только Сергей дорог ей по-настоящему. Искусно свернутые тряпки на сей раз изображают новорожденного, в отличие от жуткой по своей натуралистичности сцены удушения племянника, реального мальчика-подростка, появившегося на сцене в этой роли. Этот мальчик, которого Катерина изначально даже полюбила, оказался невольным заложником в игре чужих страстей. И столь же натуралистичны сцены на корабле, который везет осужденных на каторгу. Сборище циничных, опустившихся людей, которым уже нечего терять, и которым из всех земных радостей доступны лишь плотские утехи. Катерина – одна из них. Любовник променял ее на молодую красотку Сонетку (Аня Чиповская), жить больше незачем. Но еще осталось одно сильнейшее чувство – жажда мести. Невольно вспомнишь древнегреческие трагедии с их властью Рока в человеческих судьбах. Словно само небо опускается над палубой корабля, где зло обитает в душах  каждого из каторжан. Возмездие неизбежно.

Аня Чиповская и Александр Горбатов

Последняя сцена спектакля  особенно впечатляет. И  тут в очередной раз надо отдать должное режиссеру: подводные съемки - настоящая находка и  еще одно украшение этой невероятной постановки. Алла Сигалова призналась, что включала диалоги, объяснения Катерины с Сергеем, лишь там, где это было сложно выразить языком жеста. Остальное блестяще удалось передать  хореографией, пластикой  тел и музыкой, которая стала у Аллы Сигаловой в этом спектакле сильнейшим выразительным средством. «На музыку у нас ушло больше всего времени, - признается   режиссер. Саундтрек я делала с помощницей Яной  Лобахиной семь месяцев до начала репетиций и еще те два с половиной месяца, пока мы репетировали спектакль. Я прослушала огромное количество материла, который наши фольклорные экспедиции отыскали в глубинке. Считаю этот саундтрек  произведением искусства, и рада, что этот фольклорный материал придет к зрителям».

Невозможно не отметить удачно созданные для спектакля костюмы (художник Мария Данилова) и самоотдачу занятых в спектакле артистов – а это практически все молодое поколение театра Олега Табакова. Тот редкий случай, когда  драматические артисты с честью справились с предложенной режиссером сложной жанровой структурой.

Ирина Пегова в спектакле

Материалы по теме

  • Маньяк-убийца Суинни Тодд поселился в театре на Таганке

    02 февраля 2017 / Эвелина Гурецкая

    Алексей Франдетти поставил легендарный мюзикл Стивена Сондхайма в иммерсивном варианте.

    Комментировать
  • О странностях любви: спектакль «Кира Георгиевна»

    05 апреля 2017 / Эвелина Гурецкая

    Перед режиссером стояла непростая задача – сделать не просто инсценировку прозы, а придумать ее достойное сценическое воплощение.

    Комментировать
  • Чулпан Хаматова в проекте «Звезда» «Гоголь-центра»

    27 апреля 2017 / Эвелина Гурецкая

    THR сходил на спектакль «Звезда», который посвящён судьбам и творчеству пяти великих русских поэтов ХХ века: Бориса Пастернака, Осипа Мандельштама, Анны Ахматовой, Михаила Кузмина и Владимира Маяковского.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus

Реклама

Письмо редактора