Аль Пачино: «Физически уже трудновато, но эмоционально я в полном порядке»

Аль Пачино: «Физически уже трудновато, но эмоционально я в полном порядке»
Аль Пачино

Этот материал был опубликован в февральском номере «The Hollywood Reporter – Российское издание».

— Аль, это правда, что именно вам принадлежит идея снять фильм «Унижение»?

— Абсолютная правда! Пару лет назад мне довелось прочесть книгу Филипа Рота — одного из лучших наших прозаиков. Я сразу же захотел увидеть ее на экране. Я позвонил Барри (Левинсону, режиссеру фильмов «Спящие» и «Человек дождя». — THR), с которым работал над «Правосудием для всех», и мы начали искать деньги на съемки. Собрав два миллиона долларов, мы приступили к работе — картина была снята всего за 20 дней. Кстати, некоторые сцены мы делали прямо в доме Левинсона в Коннектикуте. Так что на площадку он мог выходить в пижаме и с чашкой домашнего кофе в руках. (Смеется.)

— Что же вас так зацепило в книге Рота?

— Вы ведь не хотите получить в ответ спойлер? Ну ладно, попробую рассказать в общих чертах. Это фильм об актере, который вдруг, в немолодом уже возрасте, почувствовал, что выдает одни штампы и вообще вываливается из ролей. Он не обо мне, но о моем мире. Я ведь провел жизнь не в реальной вселенной с ее обыденными проблемами, а в мирах, созданных Уильямом Шекспиром, Дэвидом Мэметом, Марио Пьюзо. Они очень сильно отличаются от реальности, в которой живет зритель. Разве я мог пройти мимо возможности сыграть человека, потерявшегося во всех этих до боли знакомых мне фантазиях?

— Какой же из миров более всего захватывает актера Аль Пачино?

— В театре — безусловно, Шекспир. С кино немного сложнее: абсолютного лидера здесь нет. Я сыграл массу замечательно прописанных и превосходно срежиссированных ролей, из которых трудно выделить какую-то одну. Начнем с «Крестного отца» — все-таки моя кинобиография стартует именно с него. Первый фильм — он же самый любимый — это захватывающая история, развлечение высочайшего уровня. И это именно то, что написал Пьюзо, приподняв занавес над жутким миром мафии. Второй — это в большей степени творение Копполы. Его захватывала мысль о врастании итальянской эмиграции в американскую жизнь. В каждой более или менее значительной эмиграционной волне находится художник, который буквально одержим желанием рассказать о радостях и трудностях выживания в Новом Свете. Я считаю, что Копполе это удалось блестяще: немного потеряв в авантюрности, он умудрился сделать глубокую, умную картину, которая всколыхнула память поколения.

— Помимо «Крестного отца» какие еще фильмы вы считаете ключевыми в своей биографии?

— Их много, очень много, и следы они оставили разные. Я играл в нескольких картинах великого Сидни Люмета и никогда не забуду, как во время «Собачьего полдня»… Вы же помните этот фильм?

— Конечно! История ограбления банка двумя невротиками — я покинула зал с тяжелейшим осадком в душе.

— В самый разгар съемок Сидни подошел ко мне с выражением полной растерянности на лице: «Аль, этот проект вышел из-под моего контроля, и я ничего не могу поделать — он живет собственной жизнью!» На что я ему ответил: «Так это же замечательно! Это значит, что он живой». Вот так. Воспоминания об этой работе до сих пор меня будоражат.

— Вы признанный мастер высокоэмоциональных ролей. Не устаете от своих буйных героев?

— Да вы что?! Я же итальянец, а наши страсти уже давно стали всемирно признанным эталоном. (Смеется.) Физически уже трудновато, согласен, но эмоционально я в полном порядке. Как раз сейчас Мартин Скорсезе собирает старую итальянскую гвардию: Боба Де Ниро, Джо Пеши, меня. Разбавив нас молодым Бобби Каннавале, он планирует сделать фильм об убийстве профсоюзного лидера Джеймса Хоффы, подозреваемого в связях с мафией. Труп этого человека так и не сумели найти. Вот уже раздолье для скорсезевской фантазии!

— На кинофестивале в Торонто кроме «Унижения» был представлен еще один независимый фильм с вашим участием — «Манглхорн». Чем так интересна работа с авторскими компаниями?

— Для меня это такая же необходимость, как работа в театре. Мегапроекты — это производство, которое втягивает тебя в конвейер, как Чарли Чаплина в «Новых временах». Ты обязан подчиниться ритму, темпу и ничего не можешь с этим поделать. Хотя и ритм, и темп там довольно безлики. В независимом кино все по-другому. Главным ограничителем является скромный бюджет, который вынуждает снимать за короткий отрезок времени. Что поделаешь, все мы люди и всем хочется сытно кушать. Раньше было проще — и солнце ярче светило, и вода мокрее была. В те времена мы должны были уложиться в пять съемочных недель, но перед этим нам выделяли как минимум три недели на репетиции. Теперь техника усложнилась, и снимать приходится за десять недель, но на репетиции совсем не остается времени.

— Погодите, вы что — и «Унижение» не репетировали?

— Ни дня! Именно поэтому так важна предварительная работа по отбору актеров. К счастью, Грета Гервиг, которая была моим главным партнером в этой картине, оказалась удивительно талантливой, и проблем не возникло. У нас огромная разница в возрасте, но в фильме, мне кажется, это не ощущается — зрители видят парочку сильно пришпандоренных, идеально подходящих друг другу людей. При этом оба героя одинаково эксцентричны и, что важно, одинаково правдоподобны. Уж поверьте старому лицедею! Выбор Греты Гервиг — настоящая и несомненная удача кастинга.

— До «Унижения» я видела Грету только в одной картине — «Давай, до свидания!». Она показалась мне одновременно привлекательной, одаренной и абсолютно не голливудской.

— А что это такое — «голливудская»? Ты либо актер, либо нет. При чем здесь индустрия? Речь о душе, натуре, характере. Когда мы приступили к работе над «Саломеей», продюсер неизвестно откуда приволок рыжую неприглядную девицу, которая вызвала у меня некоторые сомнения. Но едва начались репетиции, я вытаращил глаза и спросил: «Где ты нашел этот бриллиант?» А сейчас она — одна из самых ярких голливудских звезд.

— Вы имеете в виду Джессику Честейн?

— Ну да, кто же ее теперь не знает после «Цели номер один»? Я не сомневаюсь, что и Грета вскоре засверкает на голливудском небосводе.

— В том, что актерство — в вашей душе, сомневаться не приходится. Не задумывались, откуда в вас это?

— Бог его знает, в родителях ничего такого не замечалось. Отец воевал; вернувшись с войны, получил высшее образование на казенную стипендию и стал страховым агентом. Мама была домохозяйкой. Они расстались, и я воспитывался у бабушки с дедушкой, которые любовью к театру ну никак не отличались. Эта любовь вспыхнула во мне, когда я стал тинейджером, и уже не отпускала всю жизнь. Так что вряд ли здесь замешаны гены.

— Вы очень ответственный отец, даже свой график стараетесь выстраивать так, чтобы почаще общаться с детьми. В ваших троих юных отпрысках как-то проявились актерские гены Пачино?

— Все дети склонны к игре, и в юном возрасте очень трудно определить, будет ли эта склонность развиваться или тихо умрет. За что я им уже сейчас благодарен, так это за то, что они вытащили меня недавно на «Стражей Галактики». Я понял, что категорически ошибался в отношении фильмов о супергероях. Ошибка простительная — я их практически не смотрел. Но, увидев, был приятно поражен.

— Ходят слухи, что вас видели выходящим из студии Marvel, которая специализируется на картинах о супергероях. Мы что, скоро увидим Аль Пачино в роли Человека-паука или Супермена?

— Ну вряд ли. (Смеется.) Это означает пока только одно: экранизация комиксов выросла из детских штанишек и стала полноправным и интересным жанром кино, в котором не только не стыдно, а даже круто работать. Не зря же там блистают имена самых авторитетных артистов, которые одним своим присутствием окажут честь любой постановке. Уж коли они считают достойным работать в этом жанре, то и я для себя не вижу ничего зазорного. Но больше я пока ничего не скажу!

«Унижение» (The Humbling) / США, 2014 г., / Режиссер: Барри Левинсон / В ролях: Аль Пачино, Грета Гервиг, Дайэнн Уист, Дэн Хедайя, Кира Седжвик, Дилан Бейкер, Чарльз Гродин, Нина Арианда, Виктор Круз, Мария Ди Анджелис. В прокате с 19 февраля (A-One Films)

Материалы по теме

  • Международный трейлер фильма «Географ глобус пропил»

    09 мая 2013 / Илья Кувшинов

    Права на международный прокат экранизации романа Алексея Иванова будут продаваться на Каннском кинорынке.

    Комментировать
  • Сергей Пускепалис приступил к съемкам «Клинча»

    18 июня 2014 / Редакция THR Russia

    Психологический боевик станет для актера режиссерским дебютом в большом кино. Главную роль в картине исполнит Алексей Серебряков.

    Комментировать
  • Новое фото: побитый Джейк Джилленхол в спортивной драме «Левша»

    01 декабря 2014 / Редакция THR Russia

    За постановку фильма отвечает режиссер «Великого уравнителя» Антуан Фукуа, а сценарий написал шоураннер «Сынов анархии» Курт Саттер.

    Комментировать
Система Orphus

Комментарии

comments powered by Disqus